Калеб Пратчер

Пратчер

Лучше умереть, чем так лечиться.

Раса:
Человек
Пол:
Мужской
Возраст:
34
Нация:
Лордеронец
Места:
Лордерон
Класс:
Врач
Род занятий:
хирург, исследователь, алхимик
Знания языков:
всеобщий
Статус:
Жив
Активность:
Персонаж отыгрывается

Портрет

О персонаже



“Калеба можно описать как весьма отчаянного, потерявшего всякую надежду человека, впавшего в апатию и не способного выдавить из себя ни капли положительных эмоций, его взгляд, погруженный в себя, говорит о постоянной задумчивости и самокопании, голубые глаза, больше походящие на стекло, хорошо отражают его потерянность в этом мире. Сам по себе Калеб – не примечателен ростом, разве что своими исхудалыми руками, и слегка выпирающими ребрами. Обычно он носит круглые очки, и одежду, способную скрыть следы худобы, преимущественно темных цветов. Корни его волос поседели либо от пережитого ужаса, либо от тяжести лет, трудно понять - стар ли он, либо настолько покорёжен жизнью."



Калеб родился в границах Лордерона, и являлся семейным наследником зажиточного семейства Пратчеров, они не обладали особым богатством, но могли позволить себе то, о чем мог мечтать любой крестьянин. Его мать работала в местной администрации, и занималась бюрократией, оформляла бумаги, и получала за это соответствующую оплату. Его отец, и главный кормилец семьи являлся опытным хирургом, врачевателем, и совсем немного – алхимиком. А к невиданной удаче, его дед, по маминой линии был магом - выходцем из Даларана, который решил всё же уйти на покой (его мысли были весьма консервативны, а продление жизни с помощью магии казалось ему чужеродным.). Сам Калеб не отличался ничем от других детей, правда окружающие всё же находили в нём изъяны, кто-то относился к работе его отца с восхищением, кто-то омрачал его личность и порождал странные комплексы, всё же иметь отца, который режет людей – довольно необычно. Но навязанное родителями обучение понемногу грамоте (со стороны матери), и ближе к совершеннолетию постепенное обучение хирургии (со стороны отца) придали ему немного циничный (зачастую свойственный врачам) характер, и большую пунктуальность – со стороны матери. Но также, в нем поселилась и подростковая страсть, и пускай немного пущенная на самотек она гармонично контрастировала с его возникшей жаждой знаний, погоня за вечным совершенством – а впоследствии, и высокомерие стали камнем преткновения в его работе, иногда он даже брал плату больше, чем его собственный отец, ведь быть сыном Пратчера – весьма престижно, а сын всегда делает большие успехи чем отец (по крайней мере это был долг каждого Пратчера). Этот престиж вскоре станет источником страданий Калеба. Жажда знаний и тайного могущества привлекала неокрепший ум, и Калеб ощутил свой потенциал, он заинтересовался волшебным искусством, и желал обучиться по крайней мере у собственного деда, чей век был близок к окончанию (и к сожалению Калеба, тот не пытался продлевать любыми методами), он обучался - до тех пор, пока жизнь не покинула старика, (в момент его смерти Калеб ощущал легкий гнев от упущенных знаний которые утекли вместе с суеверным болваном), что было весьма скоро, но некие основы, азы Арканы были познаны Калебом, за весьма продолжительный срок. Вскоре хорошие времена закончились, и их дом посетила болезнь, которую, к сожалению, всякому хирургу было тяжело избежать - заражение от пациента, или же банальная Фортуна отвернулась от Пратчеров. Первым был отец, а после и сама мать. Возраст отца брал своё, и тот умер быстро – по крайней мере не мучался; но страдал Калеб который крайне привязался не только к семейному бизнесу, но ещё и к своей родне, это больнее чем потерять деда. И его страдания пришлось разделять матери, которой он пытался помочь самостоятельно, они длились долго, но она всё же вскоре умерла, и безбожные эксперименты Калеба прекратились; последующие за этим пьянства, депрессия, болезненность этой темы и стремление к самоубийству – очевидны. Но всё же, Калеб смог выбраться из глубочайшей депрессии и найти работу в среде археологической экспедиции, работа была не особо опасная поначалу но регулярная, иногда были тяжелые случаи, но всё же кроме заработка, он смог обзавестись друзьями, они помогали ему не вернутся в изначальное состояние, скрашивая его дни в менее мрачные тона. В очередной экспедиции они отправились в весьма примечательное место, где они и нашли свою погибель, и Калеб был там, но смог сбежать - с помощью магии, или опираясь на собственные ноги, но он сбежал, и выжил.
 Кто знал, что в запечатанной части заброшенных руин окажется массивный выводок гигантских пауков? Это оставило свой след – арахнофобию. Видения гигантских пауков, и опутанных паутиной тел, сочащиеся ядом раны, и гигантские кладки полные ещё большим количеством чудовищ. Калеб бродил в  бреду долгое время, он искал спасения в забвении, и пытался сбить себя с мысли о произошедшем, его нервы были расшатаны ещё сильнее чем прежде, но старый добрый алкоголь, и жажда к жизни помогли ему придти в себя, вернув к изначальному но менее безумному состоянию - депрессивному, бессонному, наполненному алкоголизмом - но к счастью, не безумному. Калеб жаждал сладкого, недостижимого забвения, или любого способа загладить ощущаемую им вину - исправить ошибки, получить прощение, но как ему достучаться до мертвых? Как вернуть мертвого к жизни? Эти безумные мысли наводняли его разум лунными ночами тогда, когда он не убивал себя очередной порцией алкоголя.


Недалекое прошлое


 В скором времени, хирург прибывает в Тирисфаль, и становится одним из множества подручных Барона Морнхейма – он открывает для себя невиданный ранее мир ужасов, которые поджидают его в авантюрах. В скором времени, хирург впервые ощущает на себе магию смерти – в древней усыпальнице троллей, в первый раз – лишь призрака могущественного тролля, что поглощал его жизненную силу, во второй – полноценное касание Тёмных Земель, куда был открыт проход, для изгнания этого духа. Это покалечило не только чистоту души хирурга, но и его рассудок – ночные кошмары, видения и шёпот мёртвых сводили с ума его по ночам, но ему удалось их заглушить. Ужасы не планировали завершаться, когда хирург наконец встретился с Некролитом, и прошел процесс инициации, получив магическую печать на его сердце. Он стал полноправным членом Общества. В скором времени, дорога привела его и в Янтарную Мельницу, где он заимел отношения с Архимагом Карантиром – с которым он в скором времени, переживет множество трудностей. Он потратил долгое время, на частичное восстановление информации, о чуме что бушевала на территории Янтарки, и даже нашел аналогичный источник, где и испытал впервые на себе влияние, и воздействие Бездны, интересные обстоятельства даже вынудили его спасти жизнь Архимагу, и тот был в долгу у Калеба. С того самого дня, его магические познания начали увеличиваться – ранее, не знавший точных понятий, Калеб исправил эту проблему, правда больше всего он понимал в темных искусствах, к сожалению, только термины. Он практиковался в Алхимии, используя обширные алхимические тома, ибо его умений хирурга хватало с лихвой, и потеряв всякое свободное время занялся более важными делами с Карантиром. Хольмхольнд – там он начал перенимать умения архимага, внимательно наблюдая за его действиями, и прививая себе такую же дипломатичность, и хитрость. В каком-то смысле, он стал учеником, порой задавая вопросы, за которые были готовы исключить из Академии Даларана. Оружием здесь особо не попользуешься, и посему хирург был вынужден задействовать свои познания в телекинезе, сделав их основным своим орудием, и средством самозащиты, что широко расширило его таланты. Там он вновь встретился с Бездной, и ощутил на себе её тлетворное влияние, на этот раз не прямое.
 Теперь хирург, воодушевленный такими темными, и могущественными проявлениями магии, желает самостоятельно обрести власть над чем-то подобным, благо, печать, оставленная на его сердце, тихо бьется в ритм магии смерти. И у него есть знающий учитель.

Спустя определенное время, мистер Пратчер наконец принял участие в весьма важном ритуале, помогая переселению души некролита, и приобрел некие изначальные познания в Некромантии. Если это можно назвать, "классической" некромантией. Скорее орочья, на орочьем языке, с утробным рычанием и около-шаманскими практиками связанными с миром мёртвым. 


7siFAWYOBWE.jpg


Арахнофоб - Калеба преследуют кошмары из его прошлого, он боится теперь не только смерти, но ещё и пауков. Возможно, в следующий раз это станет для него большим препятствием, или причиной безумия. Дальнейшее продвижение в темных искусствах, может только усугубить кошмары.


NeT21gyuRco.jpg
         Опытный хирург - Калеб способен в самом деле оказать подходящую помощь раненному, если та ему необходима, или же он может сделать что-то иное, связанное с человеческим телом, скальпель - продолжение его руки.


ly2RmJRxtHU.jpg
      Волшебник - Калеб обладает основными познаниями в Аркане, и отлично развил свои практические умения в Телекинезе, также он обладает теоретическими познаниями в темных искусствах. 


-ZvpATrJaCE.jpg       Ритм - Калеб обладает печатью на собственном сердце, которая бьется в ритм магии смерти. Она была наложена некролитом. Сам Калеб также приобрел спустя мучительное время, небольшие познания в "орочьей некромантии".

Знакомые персонажа:

Автор: Serentin Создано: 25 нояб. 2018 г., 22:38:44 Обновлено: 6 июл. 2019 г., 8:55:39 Уникальных просмотров: 184

Комментарии пользователей

  1.   озёра phantom 26 нояб. 2018 г., 15:58:31  

    Просто великолепный чарлист! Я в восторге!

  2.   просто genius 22 янв. 2019 г., 20:09:51  

    мне нравится лайк

  3.   Stuff Sarge Ghost_Stalin 13 февр. 2019 г., 20:31:45  

    Забавно, как же ты выдрал спрайтики из Культиста?)

ВОЙДИТЕ НА САЙТ, чтобы оставлять комментарии.