Мерик Рейвенхорн

Мерик

Время и правда может остановиться.

Раса:
Человек
Пол:
Мужской
Статус:
Жив
Активность:
Персонаж отыгрывается

Портрет


bell-png-divider-1.png 
"Тебе придется научиться открываться лишь отчасти, всегда пряча долю себя за завесой новой истории".

D8J9Vb8AjNgD.png?width=463&height=676242_20190130104415.png


Мой образ не должен меняться так часто. Двух раз должно хватить, но я не слежу за этим процессом так же внимательно, как раньше. Стиль одежды, манера речи, походка, даже взгляд подстраивается под моё настроение. Я словно ребёнок, не обученный притворяться, нося фарфоровые маски. Это было легко... было.





Улыбчивый парнишка, бросающийся в глаза с самого первого мгновения, как только он показывается. Едва ли в Гилнеасе много людей, которые так открыто могут показывать свою лёгкую натуру. Пасмурный день? Он не примет серость в свою объятия. Дождь? Его улыбка станет ещё ярче, словно солнце, которая так и норовит испортить готический образ земель за стеной. Вопреки всем ужасам, которые будут происходит вокруг, Мерик останется воздушным и мягким. "Глаза цвета дымной кошки", как выразилась одна юная леди. Часто прячутся за веками, стараясь, возможно, укрыть правду, ведь не просто так говорят, что глаза - зеркало души. Они могут сказать многое о хозяине, и, не избегая традиций дворянского рода, Рейвенхорн прячет свою натуру. Прячет так долго, что моментами срывается, показывая их. Как столичный убийца, герой многих романов, желает, чтобы хоть кто-то поймал его, раскрыл тайну, разрушил маску. Аристократические черты лица, дающие полное представление о происхождении этого юнца. Ровный нос, без каких либо изъянов и горбинок, как и кожа, чистая и в меру бледная. Улыбка осторожных, скромных губ так часто притягивает к себе, скрывая лишь ряд зубов, не тронутых желтизной табака лишь оттого, что будущий барон не курит. Густоватые брови, приподнятые в лёгком жесте лица часто показывают настрой Мерика, но... едва ли бывают моменты, когда те хмурятся всерьёз. Без лишней анорексии, его щёки кажутся вполне худыми; можно ли взяться за них, трепя и тиская? Возможно. Сам Мерик редко даёт трогать себя, считая, что является творением искусства. Напыщенный наглец, любящий себя взахлёб.
Густые волосы цвета вороньего крыла едва доходят до плеч, оставаясь в осторожной форме, а моментами, желая показать свою природную красоту, распадаются. Пряди падают на лоб, заставляя молодого дворянина задирать голову, а иногда и вовсе дуть, создавая весьма нелепый образ.
А голос... Невероятно успокаивающий, туманный, словно прогулка по сумеречному лесу. Никогда не знаешь, насколько сильно он повлияет на тебя, но определённо можешь утверждать, что он не противен. Его приятно слушать, даже если слова, которые он говорит, наполнены лживой слизью, как и часто и бывает. Мерик явно уделяет этому аспекту внимание, ведь нельзя пренебрегать возможностью завлечь к себе очередного человека,  ещё не познавшего запах мира.




И было бы всё хорошо, умерев Мерик в юном возрасте, оставив после себя лишь пометку в родовом древе. Красивым, целым, играючи кокетливым и смелым. Увы, он выжил. Выжил и продолжал идти дальше, глядя на мир весьма юными глазами, наивными и неопытными. Мог ли он назвать себя юнцом, который только выбрался из цепей родительского контроля? Нет. Всегда Рейвенхорн считал себя достойным многих подвигов. Достойным женских сердец и невероятного богатства. Лишь лень, по его мнению, отделяла его от бесконечного количества подвигов. Взросление — очень грубый процесс, который переламывает тебе все кости, заставляя срастаться иначе. Так и в этом молодом человеке произошёл сдвиг. Повлияли многие истории, многие люди и взгляды.
Теперь всё намного хуже. Каким бы не был Мерик сильным, родное небо всё же пустило свои корни слишком глубоко. Он стал таким же, как и многие вокруг. Та лёгкость и открытость навсегда потеряли свои очертания, заменяясь прозрачным вздохом. Ныне этот человек не сможет улыбнуться вам, возможно, оттого, что просто не в силах, а может из-за мыслей, которые пришли со временем. Его лицо, ранее имевшее юношеские румяна и мягкость кожи, теперь более напоминает стальную гладь, с редкими шрамами, что осторожно уместились на правой щеке. Это не боевой трофей, а скорее напоминание о том, что нельзя возвращаться к исходной точке. Все пять ногтей, впившиеся в потускневшую плоть. Бледнота имеет трупный оттенок, словно этот парень болен. Болен настолько сильно, что и походка стала ленивой, отдающей бесполезным существованием на серой земле. Апатия и лень крепко схватились за каждую часть его образа, становясь не столько маской, сколько настоящим лицом. Вечно закрытые глаза теперь смотрят на мир без стеснения и страха. Грязно-серые, они показывают тихую злобу, ненависть ко всему, горькую обиду и несогласие с решением судьбы, но... уставшие бороться, пробивающие насквозь, упускающие красоту человеческой души. Он потерялся. Теперь это лишь тень былой красоты, которая вернётся, вероятнее, после достижения целей. Быть может, подобные изменения полезны для него. Барон Рейвенхорн должен быть образцом подражания для всех великих родов Гилнеаса, разве его глава может позволить себе легкомысленный вид и мирную улыбку? Нет. Только холод, сдержанность и сталь. Теперь Мерик ценит дело, не разбрасывается словами, а о поэтичных высказываниях стоит забыть. Впрочем... иногда он позволяет себе подобную слабость.
Голос, ранее имеющий бархатные оттенки, теперь не может похвастаться подобной характеристикой. Стальной и суровый, отдающий мятным холодом, он вызывает дискомфорт. Словно змея, медленно окутывая тебя в смертельные объятия, перекрывает доступ кислороду. Впрочем, каждому своё, и даже подобное может показаться приятным для весьма странных личностей или тех, кто смог привыкнуть к такому. Волосы же... побледнели, иссохли, теряя последние признаки молодости.

 


Ворон


Предыстория

bell-png-divider-1.png
  "В тебе есть, что-то порочное и тёмное, я вижу это, ты человек, как и я. Не прячь этого, не юли и не умоляй о пощаде перед кончиной, если таковая будет".

bloodborne-png--39551156.png


Мне вновь приходится сидеть в этой позе, иначе никак. Руки, тело... Каждая мышца, словно пробитая иглой, даёт о себе знать. Тело погибает медленно и мучительно, а разум давно уснул. Моя усталая рука поднимает с полки очередной лист с надеждой найти в нём что-то занимательное. Так и выходит. Портрет женщины, нарисованный карандашом от руки, где-то в краю виднеются капли вина, которое пролилось... а когда? Не знаю, да и не важно. 


Я смотрю на неё слишком долго. Она жива, всё ещё продолжает улыбаться, двигаться к цели, если она у неё есть. А я тут, жду кончины, наслаждаясь воспоминаниями и этим вином.
Комната не изобилует источниками света, лишь пара свечей по углам и окно, моментами отдающие небесными молниями. Высокие, тёмные стены, лишённые любых изысков домашнего быта. Мраморные потолки, на которых играют теневые узоры свечей. Комната пуста: лишь я и мои мысли, которые стоит собрать в одну кучу. Обдумать то, кем я был, кем стал, и... что будет дальше.
— Я был... ужасным человеком. Теперь я понял это в полной степени. Стал ли я лучше, или просто сменил одну отвратительную маску на другую? Ох, пусть другие судят. Разве можно объективно оценивать себя, особенно в такой момент? Прошлое лучше оставить там, во снах и воспоминаниях, — моя рука всё ещё сжимает портрет черноволосой девушки, которая явно напоминает Гилнеасовскую баронессу. Как было бы интересно взглянуть на себя со стороны... Приметить очертания глаз, попытаться понять, что же всё-таки я чувствую. И всё же стоит торопиться.
— Теперь я тот, кто старается показывать себя достойным родового имени. "Брат барона" звучит не так гордо, но я не гнался за этим титулом, если его можно так назвать. Логейн всегда был моим, - и не только моим, - щитом, разве могу я желать его смерти? Нет. Честь во мне осталась, хоть она и проявляется в извращённых видах. Семья, пожалуй, единственное, чем я продолжаю дорожить больше всего. Патриот... Дворянин, защитник своего королевства, заступник голубой крови, всё это я присваивал себе, продолжая верить выдуманным идеалам. Не вижу в этом ничего плохого, и даже если всё это рушится от первой критики, я не отступлю. Гилнеас — это не просто сборище слоёв общества, которое создаёт государственную систему. Сейчас это — мой дом, который я буду защищать всеми силами, отстаивать его честь любыми возможными путями. Любой, кто посмеет опорочить честь Короля — труп. Смешно, ведь я всегда казался себе несколько трусоватым, дающим осечку в самый неподходящий момент. Видимо, молодость показывает себя крайне часто, ведь я попадаю в различные передряги с периодичной частотой как раз из-за своего чувства "справедливости". Ох, скольких проблем можно было бы избежать, будь я по-настоящему чёрствым и холодным, каким показываю себя. Сейчас, пожалуй, мне стоит вспомнить людей, которые окружали меня и помогали в трудные минуты, но это сложно даётся. Удача или проклятье, но я не умею собирать вокруг себя шумные компании с понимающими людьми и добрыми улыбками. Все вокруг кажутся мне не более чем коллегами, слугами, наставниками, но никак не друзьями. Хотя признаюсь себе, чувство привязанности я могу испытывать. Сильная, крепкая и стойкая вера в чистоту человека — вот, что вызывает у меня это лицо. 


Вновь молния отдаёт резким раскатом грома. Люди, что сейчас стараются укрыться под балконами и выступами, явно успели привыкнуть к такому, ведь Гилнеас не пестрил выбором погодных условий. Это не просто дождь, скорее состояние души всех людей под серым небом. Мы никогда не избавимся от этой метки.
— Было ли у меня стремление к силе? Мог ли я обменять свою человечность ради мнимого чувства власти и могущества в руках? Нет, явно нет. Даже сейчас, окружив себя столь интересными личностями, я не перенял их манеры и умения. Я верен себе. Но... слабость, вот от чего я бежал. Стараясь оттолкнуть её как можно дальше, я загонял себя в ужасное состояние. Чего стоили моменты после катакомб под Килевой Гаванью. Пользоваться плодами магии иногда выгодно. Отказываться от этого глупо, но стоит знать меру. Я не однажды видел, как амбициозные и уверенные в себе юноши тонут в разврате арканной гнили и подобных искусств.
Спокойно. Ты всегда умел играть и держать себя в руках, показывая людям то, чего они хотят. Ты молодец, Мерик, сохраняешь осторожность с теми, кто рядом с тобой — это важно.
Долгий монолог прерывается ужаснейшим скрипом входных дверей. Меланхоличная атмосфера наконец разрушена.
— Ты опоздал.



bell-png-divider-1.png?width=1442&height=149
"Ты опоздал".
thumb_9653.png     



— Чего именно ты от меня желаешь? — как странно прозвучала моя фраза. Есть ли смысл вообще отвечать?
— Нет, ты неправильно поставил вопрос, уверяю. И... прости, не знал, что тебе интересны мои деяния. Отвечу лишь потому, что мы с тобой довольно много знаем друг о друге.

Возможно, мне и правда стоит доверять ему, ведь он открылся мне в достатке, отчего я и чувствую некую теплоту. Окно продолжает скрипеть от ветра, проникающего в комнату, он заставляет мою кожу каменеть. Его голос, что весьма редко отзывается вопросами, затихает, а я вновь продолжаю говорить, уже слишком много за сегодня:
— Есть слова, которые не стоит использовать слишком часто. В противном случае они могут потерять свою значимость, не находишь? Ненависть, любовь, радость и горе... всё это можно разбить, заставляя человека усомниться в их яркости. Так, полагаю, было и со мной. Нет, я не скажу, что смог осознать это слабое биение сердца за один день, даже не за неделю.

Мне вновь нужно закрыть глаза, для продолжения диалога.
— Я нахожу те встречи забавными, учитывая то, что я узнал после всего этого... Да, может быть я и ослабил хватку, но даже мне нужна поддержка и чья-то ладонь, а тебе? — и ответа я не жду, он редко отвечал правильно или прямо.
— Она была чем-то непонятным и далёким. В одно время — честной, а в другое — ядовито-обманчивой. Может я и находил её красивой, не только лицо, манеры и голос, хотя, признаюсь честно, этого у неё было в достатке. Глаза, которые отражают душу, весьма странно играли со светом, когда мы оставались вместе... Вели диалоги о пустых вещах. Нагло и открыто показывали свою натуру, но всё ещё оставались далёкими. Время шло, а я медленно продолжал растворяться от её взглядов. Не знаю, влиял ли я на неё, мог ли читать, словно книгу... не знаю, но знаю то, что после треснула и она. Глупость, какая глупость. Разве я хотел быть таким, как все? Любить и быть любимым? Видимо да...
Понимание своих чувств приходит лишь после их остывания. Мне редко удавалось ощущать себя, уж легче было ощущать других. Никогда не осознавал, насколько мои слова могут быть грубыми и обидными. Редко думал о том, что могу проиграть, что меня могут изменить. Всё это казалось мне смешным, лишь до того момента, пока не коснулось меня. Взросление — очень грубый процесс. "Наивный"... так она однажды назвала меня.
— Я ответил на твой вопрос? — тишина.



 



Дуэлянт






"Мы законами ограждаем себя от себе подобных, ибо каждый в душе помнит и знает - человек человеку волк".


— Давай быстрее, я уже устал. Рабочий день закончился ещё двадцать минут назад, а мы торчим тут. Надоумило ведь тебя закончить весь план за один день. Да и меня взять... Ладно. Не стой столбом, дождя что ли не видел? Давай следующий, — на столе появляется очередная бумага, и по всей видимости, оба мужчин уже устали.
Один из них и вовсе отвлекался на медленно стекающие капли дождя, бегущие на той стороне окна. Другой же буквально извивался на своём рабочем месте, уставший и злой. Типичная картина для архива Нортгейт-Ярда. Людей там осталось не так много, всё же день близился к концу и каждый уважающий и честный работник закончил все свои дела ещё за пятнадцать минут до ухода. И всё же что-то или кто-то заставил этих двух мужчин среднего возраста остаться. Медленно, прерываясь на переговоры с друг другом, те продолжали перепись бумаг и личных дел.
— Имя: Мерик Рейвенхорн. 

Пол: Мужской. Возраст: Двадцать два года. 
Нация: Гилнеас. 
Занимаемая должность: Инспектор. 
Имя руководителя: Роберт Пиль, - продолжал мужчина заполнять бланк, попутно сверяясь и кивая.

— Дело №5634 "Грозовой Перевал". Направлен для выяснения обстановки. Цель: возможное внедрение в ряды местных авантюристов. Допрос Мередит Кроуфорд, желательно инкогнито. Выяснения загадочных исчезновений в лесу подле перевала. Выполнение задания завершено досрочно... — писал тот, пока не закончил. - Хм... Причина не указана. И что там случилось? — переглянулись оба, но лишь один из них продолжал работу.


— Дело №1001 "Маяк". Направлен для поддержки местного отделения стражи. Цель: осмотреть маяк и понять причины прекращения деятельности. Связаться с местным агентом. Позывной не указан. Задание завершено успешно, отчёт по выполнению прилагается, — хмыкал тот, не особо вникая в суть бумаг. Его работа была проста, чего не скажешь о Мерике.


— Дело №456 "Приём". Вся информация отсутствует. Доступ к ней находиться в главном архиве.  


— Дело №1508 "Глаз". Направлен для контроля группы эльфов-магов из Кирин-Тора, конкретнее — Гратис. Цель: наблюдать и сопровождать группу на протяжении всего задания, попутно отсылать отчёты о проделанной работе. Нельзя допускать вольностей со стороны участников Гратис. Также провести осмотр архивов Тёмной Гавани, включая личное дело местного шерифа. Задание завершено досрочно в связи с делом №684. Отчёты прилагаются.


— Дело №684 "Дыра в Килевой Гавани". Направлен для поддержания местного отделения стражи. Цель: поддержка в обороне Гавани. Всевозможные методы решения проблем. Создание ополчения и переговоры с местным управлением касательно возможного решения проблемы. Данное задание провалить нельзя.  Дождаться подкрепления и дальнейших указаний. Задание завершено успешно, все отчёты направлены в архив.


— Всё... Пацан закончен. Хватит с меня этих бумаг, меняемся, — и видимо те закончили, совсем не замечая, что большая часть информации отсутствует или же скрыта. Доступ к ней может иметь только верхушка и непосредственный начальник, который успел смениться.





Ищейка






"Только ты сможешь сказать, закат это или рассвет".

raven-1093541_1280.png



— Я мог бы стать другим. Не тем, что сейчас. Продолжая скидывать всё на везение или же случайности, я упускаю фактор того, что допускаю ошибки. Начиная от обыденного битья зеркал, заканчивая сломанным ребром. Сейчас, находясь вокруг... Кхм. Не знаю я, кто эти люди. Каждый из них словно игрушечный, сделанный на заказ. Такой фальшивый, он может сломаться даже если моя рука ослабнет, и кукла выпадет из руки, разбиваясь о каменные плиты, разлетаясь на фарфоровые осколки. Мне хватило сил и ума пережить начало, увидеть приблизительный конец, но всё равно... Это стоило многих потерь и усилий. Не казалось странным, что я выкупил старое, заброшенное поместье Фаустбергов. Я знал, что буду с ним делать и словно велением случайности мне суждено было покинуть дом. Покинуть его одному, но вернуться с новым планом. Новым человеком и идеей, в которой я разглядел не только выгоду для своей семьи, но и для моего Королевства. Так продолжалось относительно долго... Мои дни, словно поток муравьёв, всё шли и шли, не меняясь, не изменяя своим идеалам и стандартам. Лишь моментами моё сознание будоражили мысли о том, с чем я связался. Слепой мальчишка, который не смог найти лёгкий занавес обмана, живущий с полной уверенностью своей осведомлённости, прозрел. Прозрел и на мгновение пожелал вырезать себе глаза, следом бросаясь с моста, желая разбиться о строгую водную гладь. Даже в... самом себе я нашёл грязь. Эту мерзкую, тягучую гниль, на которой так умело может взыграть любой начинающий игрок. Вера в Корону, пожалуй, подвела меня. Не стоит думать об этом сейчас, но всё же. Как ужасно всё получилось. Я бы и хотел остаться тем самым человеком, который продолжал блуждать в туманах других, высших, чинов. Но нет. Меня привели к правде и я просто не могу смотреть на неё и ничего не делать.

— Вновь я должен собрать охотников и пойти на очередное задание. Меняя лидеров, словно перчатки. Меняя маски, как и раньше. Смотря своим подчинённым в глаза, я продолжаю крепко любить каждого из них, надеясь, что лишь они дойдут до конца. Верные и сильные, желающие достичь чистоты не только для своего сердца, но и для окружающих. Главное сейчас не потерять себя. Понять, кто же я такой. Могу ли существовать без тех, к кому привязался. Ломаюсь ли я от мыслей, что они отвернуться от меня... Сложно. Сложно лишь оттого, что мало практики.
- Наследие Фаустбергов медленно умирает, но мы всё так же стараемся сохранить хотя бы её очертания. Но не стоит обманывать себя. Каждый из нас желает достичь именно свою цель, едва ли задумываясь о благополучии Рассвета. Даже я, оставаясь наедине с собой, моментами задумываюсь о том... что можно было бы взять от этого сообщество что-то своё. Навыки, полезные артефакты, да даже обычные связи будут полезны. И я сделал это однажды, не совсем по своей инициативе, но всё же. Полезное знакомство, новое лицо. Я поднимаюсь всё выше и выше к Короне, греясь в её лучах.






Предатель





bell-png-divider-1.png

"Врага хуже себя не выдумаешь".



Он никогда не станет рыцарем Королевской Гвардии. Никогда не сможет вступить в ряды Королевских Ловчих. Не сможет пробиться в круг магов Гилнеаса. Его умений не хватит, чтобы стать Королевским Алхимиком. Не сможет он и выучиться на мэра очередной гавани, не стать ему шерифом. Этого юношу нельзя назвать великим умом, незаменимым сыщиком, мастером дедукции. Мерик обычный. Обычный парень, который попытался вобрать в себя понемногу из каждой дисциплины, не доходя до вершины. Увы, но даже долгие годы практики и развития не подтолкнули его к порогу величия. И всё же... одно умение у него есть. Важное, без сомнений, он уделил ему больше всего времени, что и дало свои плоды.



6d0BqBx_CaQ-removebg-removebg45.png

Стрельба. Рейвенхорн — лучший стрелок Гилнеаса, по крайней мере он себя таковым считает, не безосновательно, но скромности ему стоит добавить. С раннего возраста его брат увидел потенциал, который мальчишка мог спокойно угробить, но нет. Логейн схватился за него, желая взрастить умелого стрелка, который будет прославлять род и защищать своих именно этим умением. Так и случилось. "Ищейка" без труда сбивает птицу на лету. Не целясь может сорвать ухо бешеной псине, которая почти отгрызла пальцы товарищу. Даже будучи раненым, тот показывал вполне себе достойные результаты, сбивал брошенную тарелку, при этом стреляя левой рукой. Только стрельбой Мерик и может гордиться в полной мере. Кроме того, он владеет каждым видом огнестрельного оружия, разбирается в составах пороха, без труда может определить изготовителя мушкета, если таковой работал именно в Гилнеасе.


Клинок — то, без чего нельзя вести службу Короне. Увы, но Мерик свыкся с этой мыслью, попадая в ужасные передряги из-за неумения пользоваться оружием ближнего боя. За последний год он попытался набраться в мастерстве, но назвать его хотя бы хорошим мечником будет трудной. Средний, обычный, не отличающийся от рядового солдата армии Гилнеаса. Если быть честным, то Ворон боится крови. Своей или чужой, не столь важно, когда омерзительная гниющая жидкость попадает на руки и одежду, марая ту. Разве может барон представать в грязи перед тем, на кого он должен влиять? 

1_1_5.png

Кулачный бой — казалось бы, что вообще аристократишка может понимать в кулачных боях и стычках босых бродяг с улицы? Все методы хороши. Долгая служба в Нортгейт-Ярде смогла воспитать в Мерике умения ближнего боя. Захваты, броски, всё это несколько приятнее, чем размахивания тяжелым клинком, долгие и усердные парирования и пируэты. Рейвенхорн не отличается высокой выносливостью, даже напротив, страдает от её недостатка, отчего и выбрал путь пленения. Выгоднее взять преступника живым, нежели пробить его грудь клинком, оставаясь наедине с тоннами бумаг по поводу его смерти. Крепкий кулак успокаивает лучше, чем грозный клинок.

Алхимия — очередной навык, который не идёт этому парню. Даже он сам, будучи молодым и смелым, едва ли задумывался об изучении столь скучной науки. Трава... склянки, котлы. Разве это может быть интереснее чем погоня за очередным вором? Да. Может. В этом он убедился совсем недавно, когда был вынужден открыть сборник алхимических рецептов, попутно разбираясь и в травах. Можно ли освоить данное ремесло за одну недели зубрёжки? Пожалуй нет, но Мерик выложился на полную, желая догнать "учителя". Была и ещё одна

Магия — а разве можно умолчать об этом, когда молодой инспектор находится в окружении архимагов и подобных личностей? Нужно подметить, что Мерик не желает стать обычным магом. Лишь взять часть умений, которые могут помочь в службе родине, весьма достойная причина. И всё же путь его был коротким. Обнаружив в себе магический потенциал, тот не стал развивать его, не обратился к настоящим учителям, чтобы те помогли. Единственное, на что тот способен — поднять камень в воздух, да и разогнать его вокруг своей оси, не более. Плюсом служит то, что его обучили контролю разума, распознаванию вмешательств и так далее. Юноша слаб, а знания его малы. Нужно много времени и достойный учитель, чтобы тот освоился в аркане хотя бы наполовину. 



Так было довольно долго. Мерик вступал в бой, брался за очередное задание в Ярде, попадал в передряги, получая при этом многочисленные увечья как тела, так и разума. Но все же этот юноша научился адаптироваться. Он умеет выносить пользу даже от проигрыша, запоминая и анализируя боевой опыт, который помогает тому держаться на ногах. Рейвенхорн не столь силён в массовых сражениях, чего не скажешь о битвах один на один, где враг не влетит с неожиданной стороны, попутно приводя и союзников, которые будут мешать. Человек, обычный разбойник, вор, маг, даже животные или природа. Со всем этим седой научился сражаться. Понимать то, как нужно вести себя в той или иной ситуации. Когда отступить, когда продолжать давить. Давить атакой или словом. Играть на чужих пороках прямо во время схватки. К счастью, это умение никогда он не потеряет, даже напротив. Каждое новое сражение прибавляет ему уверенности в том, что следующее будет лучше. Выходить сухим из воды — именно этого добивается средний из рода, когда хватается за клинок или же мушкет.





Дополнительно

bell-png-divider-1.png?width=1442&height=149
Это правда происходит? Происходит со мной?BW3D5xh3cr8-removebg-preview.png
Его глаза медленно пустеют... но он, кажется, спокоен. Спокоен настолько, что может говорить с такой раной. Думать, даже прикидывать, что будет через много лет. Насколько ему больно? Не думаю, что он вообще сейчас что-то чувствует. Впрочем, как и я. Рука совсем перестала болеть. Такое чувство, что всё тело высохло.


Крики медленно утихают, шум сходит на нет. Лишь языки огня за спиной продолжают пожирать тело неприятеля. Мне едва удаётся разобрать его хрип, но даже то, что не ускользает от меня, пугает. Он правда умирает? И я ничего не могу с этим сделать? Так много крови... на нём, на моих руках, вокруг нас. Свет, она как лёд. На лице тоже что-то проступает. Я показываю плач... может реву. Воздуха так мало. Вижу лишь его волосы, буквально ныряя в те, закрываясь от глаз. Даже его рыжий локон пытается обмануть меня, он не должен быть таким, мы рождены с черным.


Слабая рука спадает с моей, и я не чувствую больше в ней силы. Кажется, моё сердце остановилось вместе с его.








DdkjSQJWAAA1_ml-removebg1548487.pngСкрип продолжает тянуться, овивая меня жёсткими лианами.

Меня охраняют. Обо мне заботятся. Лечат то, что вылечить уже нельзя. Сломанные кости срастаются более сильными, ведь так? Но сейчас иной случай.
Отделился от Ордена. Закрылся где-то глубоко в залах, оставляя подле жрицу. Я не хочу, чтобы меня видели. 

                                      Урод. Калека. Слабак.
 
Сколько ещё я смогу протянуть без глаз? Темнота, какая бы привычная она мне не была... давит. В ней скрывается всё то, чего я боюсь. Глаза, глубины, прошлое. С каких пор я начал проигрывать вот так? Разве был утерян талант выходить сухим из воды? Выносить для себя максимальную выгоду. 

                                      Лицо. Шея. Рука.

Взрыв будит меня каждое утро. Громкий, оглушающий. Слыша его, я чувствую, как кровь начинает идти из ушей. Каждый раз я вижу это со стороны. Наблюдаю за тем, как ударная волна лоскутами сносит плоть с моего лица. Как огонь впивается в тело, забирая всё то, что я ценил, чем жил. Я не могу ходить, мне сложно даже дышать... Я устал терять всё то, что любил.

                                      Книга. Щит. Ворон.



Мне мерещится её образ. Она кричит моё имя, плачет, трясётся. Вокруг неё витают тени крыльев. Глубокие царапины проявляются на её пальцах, лице... она страдает. И я не могу помочь. Я тут, сижу, вылизывая свои раны. Оплакиваю самого себя. Жалею.

Нужно подняться. Взять клинок. Вспыхнуть ненавистью и злобой. Я верну сестру. Сломаю кости тем, кто решил сломать меня. Тем, кто причинял вред моей семье, моему Королевству. Мне нужен оскал.




...

Логейн был прав. Я погубил наш род. 


bell-png-divider-1.png?width=1442&height=149



rc23ab28e4433a711928864e03e4b1b6f.png?width=508&height=677rf0d3d6ff52e993cafeadc52146f16857.png



- Мерик, ты ведь не против прогуляться? -  неожиданно прозвучал голос Аларта, он доносился из теней. Меня словно поджидали... но в этом нет ничего удивительного. Что Вильгельм, что Эммерих, любили пошутить вот таким образом. Напугать меня.

Улыбка Аларта, как и всегда, лучезарна, наполненная добродушием и открытостью, почти как Эммерих... только не такой старый.
Вильгельм всегда казался мне мужчиной приятной внешности. Строгие линии лица, любой другой человек мог спутать его с аристократом Гилнеаса, о чём говорила и его одежда, но что-то тут не так. Он явно не наших кровей, попутчик, как и многие жители этого поместья. Мягкий, чёрный локон, упрятанный шёлковой лентой в хвост.

И этот мужчина, словно читая мои мысли, решил помочь нашему товарищу. Стиль Эммериха напоминал... что-то дикое. Далекое. Шкуры, куски кожаной брони, самые обычные ботинки. Разве именно так должен выглядеть человек, который решился возглавить организацию Гилнеасовских деятелей? Едва ли. Это заметил и Вельгельм, желая "приодеть" нашего лидера. Но, увы, для этого нужно покинуть поместье, отправиться на рынок и найти ателье. Не давая ответа на вопрос - я двигаюсь к выходу. Убедили меня легко, даже слишком.

Лучики солнца мягко приземляются на мои щеки, нежно осыпая крапинку от недавних ушибов. Безмятежный рой людей продолжает огибать рыночную площадь останавливаясь то тут, то там, изучая. Мы двигаемся неспешно, успевая обменяться подобием любезностей и комплиментов. Эти колдуны улыбаются, предвкушаю событие, которое ждёт нас впереди. Я же, как и всегда, оставляю на своём лице спокойствие и серый холод. И было бы вполне аутентично, если бы сегодняшний день не выбивался из прочих. Заботливое солнце лениво показывало нам всю свою красоту и тепло. Дождём и не пахло, что несколько беспокоит меня. Дни в Гилнеасе сменяются лениво и нехотя. Закат схож с рассветом. День не отличается от утра или вечера... мы загнаны в петлю тумана и дождей, но сегодня я вижу солнце. Такое настоящие и осязаемое. 


Эммерих то и дело подмечает насколько сильно любит нашу семью и дорожит нами. С улыбкой благодарит Вильгельма за то, что тот все же решился помочь ему с одеждой и стилем. Впрочем, Аларт и сам хотел сменить одеяния мэтра, как никак, глава "Рассвета", а ходит... буквально в каких то шкурах. Уверен, что со стороны мы смотримся как товарищи, прошедшие не одну дорогу. Мне... спокойно с этими людьми. Их улыбки, хоть и фальшивые, все же пробираются мне в душу. Может быть я начинаю привыкать к ним? Может быть я становлюсь таким же, как и они? Остановись, Мерик. Хватит думать об этом.

- Ах, вот и оно. Ателье. - Аларт оповестил нас о том, что место найдено и осталось лишь договориться с хозяином. Кажется, он был вал тут ранее, готовился. Черноволосый и архимаг ушли, я же не решился следовать за ними, нет смысла смущать обоих, а я уверен, что процесс этот весьма забавен.
Долго, быстро, не уверен, что могу уверенно говорить о времени, но с точность скажу, что меня не тяготит ожидание. Я успеваю осмотреть рынок более внимательно. Почувствовать себя важным, полезным для общества. Не зря ведь я отдал себя на службу Короне. Проходящие мимо люди не стесняются улыбок, кто-то даже машет мне рукой. Здоровается. Неожиданная популярность. Как это необычно. Мне правда нужно было солнце, чтобы разглядеть всё это. И этого хватило, чтобы приподнять мне настроение? Вот так просто? Ох... интересно, я сейчас улыбаюсь или ещё нет?


- Мерик... - тяжёлый голос, знающий моё имя, был не так приятен. Он напоминал всплеск воды, нежели мягкую речь. Я поворачиваюсь не сразу, задерживаю взгляд на площади, она манила меня. Хотела, чтобы я окунулся в неё и навсегда остался там, с этими людьми и торговцами. Но глаза всё же уносятся за спину. И открывается им правда. 

Всё вокруг чернеет, густые тучи в одно мгновение застилают небеса, крадя моё солнце. Стены, земля под ногами, другие люди, всё это трескается, как разбитое зеркало, и пропадает за туманом пустоты. 

Аларт и Эмммерих не смотрят на меня, они тяжело дышат, все в грязи, ошмётках чьей то плоти. Фиолетовый дым, принимающий форму щупалец, взбирается по их ногам, окутывая и смакуя момент.
Я... хочу кричать, но молчу. Хочу вытянуть к ним руку, но боюсь. Мои друзья умирают, а я не в силах перебороть себя - падаю на колени.
Вижу, как Аларт прогибается, трескается от сжатой пасти того создания. Его сжирают медленно, с наслаждением. Вижу, как Эммерих теряет голову, утопаемый в волнах Тьмы. Как люди, которые следовали за ним до конца - теряют душу.
Не хочу верить в то, что Рассвет погубил нас. Погубил тех, кто по настоящему верил в чистоту и правильность наших мотивов.

Это снова повторяется. Я устал... устал и не могу смотреть. Не смогу закрывать глаза, боясь, что очередной сон выбьет меня из равновесия. Боюсь, что такие ведение буду пронизывать моё тело всё чаще и сильнее. Бред. Бред... я, барон Рейвенхорн, несгибаемый воин, вечно идущий впереди, страдаю от каких-то снов. Вставай. Вставай и иди. 

Автор: Вечно усталый Ozir Создано: 22 окт. 2017 г., 20:33:09 Обновлено: 12 окт. 2019 г., 15:16:02 Уникальных просмотров: 258

Комментарии пользователей

  1.   lil lily kitten Ottomory 27 янв. 2019 г., 2:16:02  

    Здесь что-то будет.
    Здесь что-то было.

  2.   Вечно усталый Ozir 25 мар. 2019 г., 20:02:13  

    Закончил.

  3.   соня katreeni 19 июн. 2019 г., 12:32:47  

    Укрытый тенью Гилнеаса

    И преданностью Короне.

    Всё равно прекрасен.

  4.   Книжный Che  Muher 19 июн. 2019 г., 12:53:19  

    Просто надеюсь, что все конечности останутся на месте.


  5.   Грустненький  TheSmit 19 июн. 2019 г., 13:03:13  

    Спрячься обратно в Бладборне!

  6.   Забытый KaMe 22 июл. 2019 г., 17:59:32  

    Как всегда умело! И с музыкой.

  7.   Фуку или Verla 18 окт. 2019 г., 14:55:48  

    мяв

ВОЙДИТЕ НА САЙТ, чтобы оставлять комментарии.