Мерхорн

Мерхорн

Простите мою грубость, более не смею вас тревожить.

Раса:
Человек
Пол:
Мужской
Статус:
Жив
Активность:
Персонаж отыгрывается

Портрет


KwFqWSX4_u8_1.png?width=917&height=676
 Рогатый! - раздался грубый и насмешливый выкрик.
Я, покачиваю головой и плавно встаю, поправляя свою сумку. Дверь передо мной открылась, проявив знакомую фигуру обладателя резкого голоса. Доктор. Он кажется, получал удовольствие от этого слова, или же от моей реакции на него.
Рогатый. Занятно, но мне не обидно, хотя и обратного я не чувствую. Просто позволяю себя так называть. Видимо, не такой я и сухарь, если его довольное в этот момент лицо меня немного радует. Кажется, он смог договориться о цене.
- Можешь отдавать, нам заплатят при выходе.
Винсент хлопает меня по плечу, и его улыбка сразу даёт мне понять, что почта может и подождать. Он бросает свой взгляд на мою сумку, кивая, а затем удаляясь так же быстро, как и появился у двери. Плавной походкой я вхожу в этот кабинет, если его вообще можно так назвать. Мой ленивый взгляд выцепляет в комнате клиента, не обращая внимания на остальное. Я слишком устал для того, чтобы даже осмотреться. И не испытываю столь странного желания.
- Что? Мне сказали, что доставлять посылку будут двое мужчин, а один из них не более, чем тощая псина!
С его стороны это звучит смешно. Сейчас клиент и сам будто бы был псиной, рычит и скалится, его слова воспринимаются совсем как гавканье, а я терплю, потому что ничего он не может сделать, кроме как бросать оскорбления. Тишина, ответ я не даю, лишь слегка наклоняю голову в бок.
- Значит… Ты Мерхорн? Не люблю я таких как ты, скажу сразу. Ты из Гилнеаса, или просто занимаешься запретной магией? Почему кожа такая бледная, да и синяки под глазами, а взгляд… ты точно труп. Такие ещё по кладбищам бегают и могилы вскапывают. Мне мерзко брать от тебя посылку. — мужчина злился, но я не понимаю из-за чего. Не нравится моя внешность? Я не выбирал её, хотя… мне всё равно плевать, пусть кричит. После этой доставки я никогда его больше не увижу. Открываю глаза чуть шире, делаю шаг ближе. Плавный, медленный и лёгкий, можно сказать — ленивый. Я всегда так хожу, и, надеюсь, это его не разозлит. Моя рука протягивается к плечу.
- Это там? - его крупная рука поднимается, а палец выпрямляется, он указывает на мою сумку, что весела через плечо.
- Какого чёрта ты положил мою вещь туда? Ты слепой или просто дурак, набил сумку цветами и под низ положил...! - он прервался от злости, занятно.
Я, склоняю голову в другой бок, продолжая молчать. Хотя, может он и прав, грубость, закрыть его посылку ромашками, но это может послужить маскировкой, да и цветы я люблю. Не удержался и позволил себе вольность, глупость, Мерхорн, грубая ошибка.
- Быстро снимай и давай её сюда! - я как покорный пёс выполняю команду. Моя рука так же медленно и плавно скидывает сумку, а я протягиваю её " заказчику "
- Отлично. - заказчик довольно грубо распахивает сумку, слышен треска нитей.
- Ромашки всё испортили, Мерхорн. Твой напарник намного лучше, он бы и без тебя справился. - мои чёрные брови немного хмурятся, это не так заметно, но всё же. Зачем быть таким грубы? Он ещё и сумку порвал, ладно. Не так важно.

- Ты бы это, сходил к доктору и есть начал, вроде рост позволяет быть стражником, а такие всегда нужны. - моё лицо такое же холодное, я показываю ему лишь внимание, но абсолютно сухое.
Видимо, посылка важна для него, раз после её получения - тот успокоился и проявил некую...Заботу? Верно, это она. Всё-же, он прав, я слишком худой, но мне лень меняться. Даже Винсент говорил, что я выгляжу как труп, хотя, он отмечает мою спину, она прямая. Больно приглянулась ему, он странный, но интересный.
- Так ты будешь говорить вообще ? И это...Всё хорошо? Не смотри ты на меня так, вернее, смотри на меня, а не на сквозь. - он опешил, улавливая мои зрачки, которые опять подставили. Проклятье, я не знаю, что делать. Увожу взгляд на сумку, слабо пожимая плечами. Открыв рот, я позволяю себе пару слов.
- Простите. Немного устал. - коротко, понятно, хотя меня это злит, он больше не станет говорить со мной. Ошибка.
- Посылка целая, сумку вернут на выходе, подожди немного. - мужчину откидывается на спинку стула, который начал скрипеть, моё лицо немного морщиться, от звука.
- Смотрю, ты купил себе одежду у нашего портного? Молодец, я считаю, что он самая лучшая в Андорале. Вижу, что тебе нравиться стиль Гилнеаса. Рубашка, жилетка, строгие штаны и ботинки. Ты прям дворянин! - Я слабо киваю ему, он первый, кто подметил это.
- А чего рукава подкатал, руки вон какие худые, а ты их показываешь, лучше убери обратно...Хм. - он сильно хмурится, глядя на мои кисти.
Я же, просто смотрю на него, но, что-то манит меня. Мой взор так же падает. Окидываю свою синюю рубашку, которая так любима мне. Чёрный жилет, что так мягок, я обожаю эту ткань, хотя и название не смог запомнить, рефлекторно трогая карман, понимая, что часы опять украл Винсент, лёгкая паника прошла быстро.
- Зачем ты на перчатки намотал эти ленты? Марать, мол, не хочешь? - его привлекла такая деталь?
Ужас, но да, это странно, я люблю обматывать перчатки синими лентами, в случае чего, можно и не отстирывать.
- Помогает. - снова бросаю короткую фразу, надеюсь, смогу исправиться, слишком грубо, я вижу как ему не нравиться такой стиль общения. Сумка, он так небрежно бросил её в угол стола, какой грубый, а его взгляд всё ещё изучает меня...От части, даже приятно, но я хочу уйти.
- Ботинки слишком чистые, понятно, чем ты занимался, когда твой друг делал всю работу. Я думаю, мы ещё будем работать вместе, так что...Можем и поговорить. - эта фразе меня немного пугает, но я не отказываю.
- Хорошо...Можем, если угодно. - мой голос прозвучал как обычно. Холодно, сухо, без интереса, я уже не задумываюсь об этом, в отличии от него.
- Меня учили, что нужно говорить на отвлечённые темы, что бы стать ближе к человек, так что начнём! У тебя красивые волосы, ты поди пользуешься различными мазями или чем-то другим. Чёрные, они идут к твои глазам, серые. Ты точно из Гилнеаса, порода такая. - меня это немного удивляет.
Комплименты, всё же, точны. Я привык следить за волосами и внешним видом, от части, конечно же. Как только услышал слово " брови" они сами поднялись, густоватые, что предавало мне некого шарма, опять хвалюсь...Ужас.
- Тебе повезло, шрамов нет, кожа мягкая, даже не блестит, сухая. Лицо прям смазливое, поди девки бегают. Хе-хе. - грубо, да и не правда. Моё лицо самое обычное, худые и впалые щёки. Прямой нос, который едва заметно вздёрнут у кончика. Ровные скулы, самый обычный человек, хотя я явно отличаюсь от него.
- Но твой взгляд ужасен, не смей так смотреть на людей, да ещё и сухие у тебя глаза, просто ужасно. - правда. Он сказал всё правильно, похвально для такого грубияна. Мои тонкие губы немного сжались, я устал слушать, ещё хуже, если он заставит говорить.
- Почтальон, как смешно, ты мне больше нищего напоминаешь. Хватит задирать голову, это грубо, думаешь, что смотришь на меня с высока? Прекрати! - реакция не заставила себя ждать.

Я склоняю голову в перёд, от чего прядь падает на лоб, снова. Не спешно убирая её за ухо, а ведь это отличный способ был, носить ленту на волосах не так удобно, но волосы спадают, сложный выбор. Мои глаза плавно падают на сумку, снова. Хочу уйти, но стою тут. Время уходит, да и Винсент устал, скорее всего.
- Полагаю, мы на этом закончили, господин Вайронс? - я выдаю грубую и резкую фразу, хотя голос мой оставался холодным, без какой либо интонации.
Привык выговаривать каждое слово чётка, не повышая голоса. Делаю плавный шаг к его столу. Я не самый высокий, но всё же, давлю на него, грубо, опять же.
- Мой компаньон заждался. - рука протягивается к сумки, но...Он перехватывает её, от чего мои брови едва заметно поднимаются.
- Постой! Я ведь ещё не закончил! Какой ты не воспитанный, малец! - он кричал как дитя, хотя, старше меня лет так на двадцать. Вынул из сумки свою посылку, что была мушкетом. Ромашки попадали на пол и стол, а я услышал, как разбилась склянка.
- Простите, более не позволю себе такую грубость. - взяв сумку и перекинув её через плечо - я ухожу. Плавной, медленной и ленивой походкой. Я чувствую себя не правильным, буд-то...Мёртвый. Выйдя за дверь, я вижу Винсента, который пересчитывает деньги. Он улыбается, но уже более открыто, как тогда...При работе.
- Уходим? - короткая фраза, которую он улавливает на половине, перебивая меня.
- Рогатик, ты умственно отсталый. Вопли его просто ужасны, займёмся его посылкой позже. - я так же понимаю о чём он. Мы выходим на улицу, солнце снова бьёт по глазам, но я не морщусь.
Я должен набрать цветов, пойдём. - он кивает, поправляя свой хвост. И мы идём...


24295329.png
— Мессир! Вы опять поменяли улыбку, как так можно? Я ведь стараюсь, немедленно верните прежнюю — её звонкий голос заполнил мой кабинет, а я усмехаюсь от этого.
— Элеонора, это довольно сложно. Твои губы так занимательно сжимаются, когда ты вовлечена в работу. Всё всё, прости, правда. Продолжай. — она правда была очень милой, когда работала. Я просто не могу удержаться. Всё же, иногда я поглядывал на неё, от чего моя улыбка снова портилась. Как мне сложно сидеть в одной позе более часа, а Элеонора рисует меня очень долго. Едва заметно приоткрыв рот, я начинаю говорить.
— Миледи, сегодня балл, вы не забыли. Я уже подобрал вам платье, как вы и просили, не хотите примерить его прямо сейчас? — неким лукавством отдаёт мой тон. Слова мягки и немного насмешливы, а взгляд по доброму хитёр.
— Нет. Ты должен увидеть меня за час до события, так будет интереснее, мой милый Мер...- голос растаял, она не смогла договорить, но… Странно. Я видел как открывался её рот, видимо у меня проблемы со слухом, не важно.
Её глаза продолжают сверкать от неподдельного интереса. Милая и скромная улыбочка красных, немного пухлых, губ, на бледноватом лице. Я даже заметил, как она высунула язык и придавила его зубами, настолько она не могла передать всех чувств. Жаль, что я не могу достойно отблагодарить её.
Час или два… Я даже не знаю, сколько времени прошло, но я полностью убедился в том, что тиканье часов действует на нервы как мне, так и Элеоноре. Она открыла рот, убирая свой карандашик от холста. Мои глаза ловят её чувства. Девушка чему-то напугалась или же совершила ошибку, которая испортит весь рисунок, который был ей так дорог. Рефлекторно поднимаюсь, делая к ней два шага, осторожно вытягивая руку.
— Всё! Это идеально! — девушка завопила от радости. Серебристый смех затопил комнату, а она начала прыгать на месте, быстро быстро хлопая в ладоши. Очень неожиданно, я даже испугался и не сразу понял, что вообще происходит. Элеонору это мало интересовало, она схватила свой " идеальный " рисунок, гордо демонстрируя.
                                                                             
5ZhxP8lfDbk.png
 Не так плохо, как я думал, Элеонора. Либо ты смогла исправить всё недостатки моего лица, либо их просто нет. — она опять ловит мой тихий смех, который я стал издавать намного реже.
Правда, рисунок получился хорошим, мне нравятся глаза. Странно рассуждать об этом, это ведь моё лицо, а не кто-то другой. Леди осторожно убирает холст на стол и подходит ко мне, подбородком тыкая в грудь.
— Теперь я буду видеть тебя чаще… Ты очень много времени проводишь на уроках или с отцом. Мне бывает так одиноко, особенно во время грозы. — Элеонора перешла на шёпот, попутно, постукивая пальцем по моей груди.
Тихий, нежный, убаюкивающий шёпот, словно она хотела внушить мне, что я должен отказаться от всего, ради неё. Я же, всегда знал её методы, но мне они не так противны. Плавно подняв руки — я обнимаю её, не сильно. Позволить себе слабость я могу, да и зачем противиться? Она так тепла, её запах всегда завораживал, как и всё в ней.
— Прости, я бы хотел остаться с тобой навсегда, честно, но ты ведь знаешь, как строг отец. Я сам выбрал для себя этот путь… Не могу пропускать, прости ещё раз.
— Понимаю, но я должна была попробовать. Хорошо. — девушка взбодрилась, осторожно выскальзывая из мои объятий. Она сложила руки за спиной и склонила голову в бок, всё так же улыбаясь.
— Я оставлю рисунок у тебя, а сама побегу домой, наряжаться в твоё платье. Время ты знаешь, так что не опаздывай. — Элеонора едва заметно поклонилась, упрятав свой взгляд. — Приятной работы, мессир. — с этими словами, она упорхнула из моей комнаты, скрываясь в дверях.
— Удачи...- я слабо приподнял руку, пытаясь ухватиться за неё пальцами.
Такой сентиментальный жест, который показывает твою привязанность к человеку, какой ужас, я сам себе это объясняю? Глухой и слабый смех производит моё горло, а я слабо подрыгиваю плечами. Нужно собрать всё необходимое и отправляться к учителю. Он тоже пойдёт на балл, но урок не отменил, видимо, что-то важное.

59154f-big.png— Я ухожу! — не знаю зачем, но я крикнул. Дома было пусто, даже уборщицы ушли по своим делам, что опять же, странно. В ответ я услышал протяжное и ленивое " Мя-я-я-я-я-у"
Серая тушка двигалась в сторону лестницы, по которой я быстро спускался, держав свою сумку и пальто.
— Кот, с каких пор ты меня провожаешь? — кошка смотрела на меня как на глупого человека.
Занятно, но я считаю всех кошек надменными. Хотя, я смог наказать её в некой мере, дав такое замечательное имя. Улыбка на моём лице появилась от этих мыслей… Ладно. Мне правда нужно спешить.
Выйдя из дома, я снова наблюдаю серое и тусклое небо, которое всем своим видом говорит о закрытости и мизантропности Гилнеаса. Меня это не печалит, я привык к этому, как и моя душа. За мою не долгую жизнь, я понял, что стоит видеть солнце на на небе, а в людях. Это важно.
— Довольно тихо… Полагаю, все ушли по своим домам, в предвкушении вечернего балла, как хорошо. — опять говорю сам с собой, но это не так глупо. Я замечаю, что людей нет, всмысле совсем. Полная пустота, даже не слышу голосов или других признаков жизни… Мертво. Ладно, я всё же должен идти к господину Кафердроу. Путь был не самым долгим, но за это время я чувствовал себя скованным, людей и правда не было, от чего мне становилось страшнее, но… Я вижу мужчину и женщину, которые явно были на нервах, они спорили, ругались о чём-то. Я решаю убавить шагу и прислушаться...
— Сынок, как ты можешь говорить о таком… Я немедленно скажу отцу о том, что ты заигрался в своей лечебнице. Прости меня, но если будешь продолжать — тебя могут...- женщина прервалась, отрицательно мотая головой, закрыв свои глаза.
— Ты не понимаешь меня! Ты всегда была такой, как отец! Хватит с меня, я уже не маленький! — юноша повышал голос, от чего мать кривила лицо ещё больше… Какая ужасная картина, но она прервалась… Они оба, в одно мгновение, повернулись ко мне. Их глаза были наполнены чёрной смолой.
Я не осмеливаюсь сказать даже слово, не успев попятиться, я застываю, не сам. Такое чувство, что каждая мышца моего тела сжалась от страха, а ноги начали трястись. Страх, я опять чувствую страх, сердце колотиться невероятно быстро… Тьма. Внезапная и резкая, она словно ударила громом в моей голове, а вокруг потемнела. Бездна, я не вижу ничего, кроме своего тела, даже земля пропала из под ног.

— Кхм...- лишь жалкий выдох я могу себе позволить, тело совсем не слушается. Даже хуже, мышцы начинают сжиматься, что приносит мне много боли. Я пытаюсь сделать шаг, но боюсь упасть. Меня воротит, голова начинает кружиться, отсутствие пространство сказывается на мне… Что происходит? Тревожные мысли начинают пожирать мою голову… Вдруг. Всё вернулось. Тьма ушла, а земля снова под ногами, от чего я падаю на неё, роняя сумку. Я начинаю жадно хватать воздух ртом, безумно бегая глазами по окружению. Даже не замечаю мужчину, который дрожал, рядом с ним была… Женщина. Мёртвая женщина, вся в крови.


5.png                                                     
Мужчина продолжал дрожать, трогая себя за лицо и затылок, он осторожно потирал его. Женщина была мертва, видимо, он ударил её ножом по горлу, от чего и было столько крови. Проклятье… Я даже не знаю, зачем встал и пошёл к нему, ноги сами хотели этого. Как много крови, настолько много, что я наступил на неё, находясь за спиной этого убийцы. Я протягивая к нему руку, но понимаю, что он застыл. Даже не дышит, кровь не стекает с его одежды, нервные всхлипывания прекратились. Опешив, я поднял взгляд к небу. Серое небо так же остановилось, даже облака, которые безмятежно плыли по нему — замерли. Проклятье… Что вообще происходит? Вся эта мёртвая картина начинает давить на сознание, опять. Ужасный скрип прозвучал в моей голове, продолжая резать сознание. Усиливался, нарастал… Нет… Хватит...
— Хватит! — я кричу, отдавая этому крику все свои силы. Тишина, но не долгая. Мужчина треснул, словно зеркало, он разбился у меня на глазах, превращаясь в осколки. Затем женщина, даже кровь распалась. Облака и небо… Всё это. Я снова в Бездне. Тьма, которая была пустой. Мне опять страшно.







Сынок, мне так страшно здесь было одной,
Но милый мой сын снова рядом со мной.
Как в детстве приник к материнской груди...
Мой мальчик, нас ждёт только тьма впереди.
Только тьма впереди.
Только тьма.

Она за левым плечом твоим,
Оглянись! Что же ты медлишь?
Она чарует как взгляд змеи,
Пьянит, как яда глоток.
Она легка, как последний вздох.
Танцуй же со смертью, мой маленький Свет.

Иди ко мне, будь рядом со мной...
Иди ко мне, будь рядом со мной...

Хочешь, птицей вспорхнуть,
Но душа тяжела.
Ею я завладела и на дно увлекла.
Ты со мною на век,
Ты останешься здесь.
Мальчик мой, ты же знаешь,
Что любовь — это смерть.

Смерть за левым плечом твоим,
Оглянись! Что же ты медлишь?
Она чарует, как взгляд змеи,
Пьянит, как последний вздох.
Она сладка, как яда глоток,
Танцуй же со смертью, мой глупенькой Свет.

Иди ко мне, будь рядом со мной.
Иди ко мне, будь рядом со мной.


— Просыпайся. Уже пора, ты долго лежал. — еда слышный голос раздался в моём побитом сознании.
Мне хватает сил, что бы немного открыть глаза и увидеть перед собой скляночку, от которой пахло очень резко и дурно. Я приподнял взгляд на мужчину, который помогал мне, им оказался Ларан. Отлично, Свет, он правда сейчас мне нужен. Учитель, по всей видимости, спас меня… Нужно разузнать по больше.
Я слабо кивнул ему, разжав губы и зубы, но, он перебил меня. Голос был хорошо слышен, как обычно груб и жёсток, чего ещё ожидать от мужчины, который пожил около сорока лет.
— Часто вы падаете в обморок по среди улицы, дорогой ученик? — старик хлопнул меня по плечу, впихивая сумку в руки. Он явно был чем-то недоволен, хотя. Может просто испугался.
— С-спасибо… Я не знаю, что на меня нашло… Я видел людей, они спорили, а потом… Всё посыпалось. — голос мой, вероятнее всего, дрожал. Думать сейчас было очень сложно, даже собраться мыслями, хотя, доктор помог в этом.
Через пару минут " отдыха " у стены, я решаю подняться. Получилось не с первой попытки, но я оказался на ногах. Узнать место было не сложно, мы в лечебнице, если быть точным — кабинет Кафердроуа, именно тут он и проводил наши занятия, лично для меня.
— Сегодня обойдёмся без уроков, можешь идти домой. К слову, сегодня балл, а ты оставил у меня свой костюм. Быстрее переодевайся и беги за своей леди. Провожать не буду, слишком занят, и постарайся не свалиться в это раз, будет очень глупо с твоей стороны. — он что-то искал в ящике у угла комнаты, говоря не так громко, как раньше.
Я решаю подойти к своему столу, где и лежал костюм. Он был осторожно сложен, пах розами. Видимо, доктор успел сварить духи из лепестков, цветы которых, росли в саду лечебницы. Не долго думая, я начинаю надевать его… Странно, совсем недавно я готов был умереть, а сейчас так спокойно готов пойти на балл. Да и Ларан не объяснил мне, что вообще произошло, где он меня нашёл, сколько времени прошло. Я не спешу задавать эти вопросы, либо у меня нет сил… Либо я верю этому человеку.
Костюм сидит отлично, он был пошит специально для меня, даже больше. Он был сшит именно для этого вечера. Чего-то не хватает, но понять чего именно — я не могу. Резко, всё происходит быстро и резко, я даже не успеваю понять, как оказываюсь у выхода. Ноги сами двигаются, как и тогда.
— Шляпу. Ты забыл шляпу. — учитель подкрался ко мне довольно тихо и удачно, в его руке был чёрный цилиндр, который он протягивал мне. Раньше он так не делал, обычно ему было плевать на мой внешний вид, но сейчас… Хм. Мне приятна такая забота, видимо, он чувствует, что сегодня важный день для нас с Элеонорой.
— Спасибо. — короткая фраза радует его, я вижу это по лёгкой улыбке. Он всегда любил, когда люди говорят по делу, не добавляя лишнего.
Моя рука ловко подхватывает шляпу, а я бросаю её на голову, даже не поправляя, меня сейчас не очень заботило, как она смотрится на мне. В этот момент я думал только об Элеоноре, интересно, ей понравилось моё платье? Думаю да, я всегда умел подбирать женскую одежду, особенно для человека, которого я люблю.
Мигом, в пару шагов, я покидаю лечебницу, что была не самой маленькой, такое чувство, что я бегу. Занятно, настолько сложно терпеть… Улица всё так же мрачна. Серое небо, тучи, благо, дождь ещё не полил. По всей видимости, прошло часа три, как удачно, я успеваю. Всё-же, тот факт, что я не попрощался с господином — печалит меня, хоть и не сильно, надеюсь увижу его снова. На сей раз, улицы были и вправду пусты, даже нет людей, которые могли
напугать… Ужас, я всё ещё не могу понять, что тогда было. Надеюсь доктор всё объяснит мне, когда мы встретимся в следующий раз.
По ощущениям, я шёл около двух минут, опять же, это слишком быстро для Гилнеаса… Не важно. Передо мной была дверь той самой девушки, что так мила моему сердце. Я не решаюсь постучать, раздумывая над тем, какие чувства заполняют меня. Скромность, стеснение, страх...
Ужасно, но мне было сложно разбирать себя, тем более, понимать свои чувства.
— Соберись… Это всего лишь...- не успев договорить, а ещё и постучать — дверь открылась, так грубо перебивая меня.
Старый мужчина с невероятно каменным лицом, в костюме дворецкого. Он довольно долго и молча глядел на меня, выжидая, как я понял, хотя бы слова. Конечно, могу сказать, что он узнал меня, так как у Элеоноры я бывал часто, но он всегда встречал меня с неким скепсисом. Странно, но он решил прервать это ужасное молчание, самой короткой и грубой фразой, которую я слышал.
— Вам нельзя смотреть. — его сухой голос заставил меня приоткрыть рот, я даже усмехнулся, не понимаю, что он вообще сказал.
— Простите? — я довольно сильно опешил, но смог выдавить из себя одно слово, которому предал вопросительную интонацию.
— Леди Альфия наказала передать вам белую повязку, что бы вы прикрыли свои глаза. Видите ли, она желает быть таинственной до конца, простите мою грубость, мессир. — дворецкий протягивает мне белую ленту.
По виду очень хороший и крепкий материал, я аккуратно беру её, начиная потирать пальцами. Мягкая, очень приятна на ощупь, сразу выдаёт фирму её отца, который был мастером портяжного дела, но, я не вижу каких либо фирменных знаков. Хорошо, не смею я противиться воли моей прекрасной миледи. Я осторожно обматываю свои глаза и вздыхаю, понимаю, что это будет невероятно сложно.
Хе-хе… Я слышу как она спускается, её туфли издают очень приятный и женственный звук, клацанья каблуков. Она, по всей видимости, пыталась сдержать смех. Стояла очень близко, а я чувствовал себя не очень хорошо… Такое чувство, что она ударит меня или дёрнет за нос, что, собственно и случилось. Её тонкие и ровные пальцы тыкают мой нос.
— Элеонора… к чему вообще это всё, я не могу терпеть, особенно, когда ты близко, покажи себя. — моя рука потянулась к повязке.
— Мессир! — та схватила меня за руку, да и быстро пошагала… Куда-то, видимо, к поместью, где и проводили балл.
Я же, очень сильно наморщился. Было страшно понимать, что я могу упасть в любой момент, от её ошибки. Ужас, но мне повезло. Дошли мы довольно быстро, без каких либо встреч.

59154f-big.png


Ты сам закрыл глаза...
Хотел скрыть истину даже от себя?
Глупая правда, что так ломает твою душу… Прекрати!
Я покажу тебе… Сын.



— Элеонора, может быть ты развяжешь мне глаза… Я правда боюсь упасть. — несколько скромно сказал я, пытаясь шагать более плавно.
— Пришли! — радостный голос снова заставляет меня улыбаться, как она это делает?
Как же стыдно представать перед знатью в таком образе, девушка, которая так легко нацепила на меня такие ужасные ограничения, хорошо. Я попытаюсь максимально быстро уединиться с ней, что бы она дала разрешение на снятие этой повязки, но что ей вообще надо? Может она так забавляется, это на неё похоже. Всё же, не стоит отменять тот факт, что эта девушка довольно умна и хитра, может, в её голове родился план, который даст нам невероятное количество эмоций? Надеюсь на это...
Двери перед нами открылись, я точно слышу этот скрип. Тот факт, что нас не поприветствовали, заставляет меня хмуриться, такой богатый приём, но такая грубая встреча, ужас, одним словом.
Моя леди продолжает тянуть меня за собой… Я слышу много голосов, балл, по всей видимости, уже начался, а хозяин поместье выступил с речью, мы опоздали, как странно.
— Мер… А мы опять опоздали, как грубо с нашей стороны. Ладно, сделаем вид, что мы тут давно. Только т-с-с-с. Давай танцевать. — она взяла меня за руку, вторую уложила на плечо, было всегда приятно находиться с ней в паре, ведь мы так удачно подходим друг другу по росту.
— Глаза, Элеонора, глаза… Как я без них. — рефлекторно, даже неожиданно, укладываю руку на её талию. Второй рукой так же крепко сжимаю ладонь.
— Чувствуй танец, только чувствуй. — совсем тихо сказала девушка, по всей видимости, готовая к танцу.
Такого опыта у меня ещё не было. Я замолк, примерно представляя, что нужно делать, танцы всегда были не самой лучше моей частью, но я точно знал, как нужно обращаться с Элеонорой. Музыка была превосходной. Скрипка… Пианино, арфа, даже слышна виолончель. Игра на этих инструментах создаёт невероятную атмосферу элегантности и тонкости. И эту музыку должен дополнять образ моей любимой, который, скрыт по её желанию, какая ирония.
Собраться мыслями и начать, именно это от меня требовалось. Мгновение и мы уже начинаем кружиться по, как я понял, площадки для танцев. В моей голове была очень пугающая мысль " а если я врежусь в кого нибудь?", мы с этой наглой дамой продолжаем кружиться… Легко, плавно, буд-то скользим, а не танцуем. Я чувствую себя, более чем хорошо, а что мне нужно?
Рядом та, которая важна и мила моему сердцу. Я дома, там, где будет защита от врагов. Я на празднике, который позволяет мне забыть о всех бедах… Но нет. Чувство тревоги продолжает ударять меня по сознанию, изредка, но сильно. Элеонора же, нежно шепчет мне. — Ты молодец....
Опять этот бархатный смех… Она знает, как отвлечь меня от дурных мыслей. Танцевать уже перестали, так как она решила дёрнуть меня, утаскивая куда то в сторону. Как я почувствовал, мы оказались на свежем воздухе, вероятнее всего, это был балкон.
— Изумительно, мой дорогой Мер...- её нежные пальцы коснулись моих щёк, она плавно повела их к затылку, казалось, что она и не касалась меня, но я чувствовал… Мягкие, тонкие, такие холодные.
Элеонор аначала развязывать эту злополучную ленту, открывая мои глаза. Так долго находиться во мраке не привычно, я даже не сразу могу уловить все детали окружение. Немного потерев глаза, я понимаю, что сейчас
ночь. Луна была до ужаса красивой и большой, полной, я бы сказал. На небе не было туч, оно было чистым, только звёзды… И она… Так неспешно отдалилась, упираясь в перила балкончика, на который вывела меня. Приподняв ту самую ленту, она издала протяжный и тяжёлый вздох.


aga.pngМолчание. Я не могу сказать и слова… Она настолько хороша, что я… Ломаюсь. Понимание того, что мой открыл рот, не чуть не стесняет меня.

Платье сидит на ней восхитительно. Я полностью убрал открытые места в нём чёрной тканью с добавлением золота, эти цвета в купе с красным — создают невероятно богатый и элегантный образ баронессы. Белый галстук, который свойственен мужчинам, но я решил открыть его и прикрепить красную брошь, которая будет не только идеально смотреться, но и держать его в нужной форме.
Края платья плавно развиваются из-за ветра, от чего она немного придерживает поля. Девушка явно была спокойна в нём. Собственно, я пытался найти баланс красоты и комфорта. Конечно, она любила немного другой стиль, но в этот раз я захотел сменить его.
Да… Ожидание того стоило, определённо. Всё-же, что то её беспокоило, я видел это по глазам. Её красивым, золотистым глазам… Идеально смотрящимися с тёмно русыми волосами.


— Мер… Я устала. — она убрала руки за спину, неторопливо двигаясь ко мне.- Помоги мне...
Она опять не договорила моё имя, хотя я вижу, как её губы точно произносят его. Странно.
Всё же, девушка была совсем рядом, с некой печалью и досадой смотря мне в глаза, я не знаю, что и сказать ей. Всего минуту назад она смеялась, а сейчас так печальна, да и чем я могу помочь? Элеонора была совсем рядом, она завела руки за мою спину и крепко обняла. Её тяжёлый вздох ломал мне сердце.
— Что-то случилось? Если у тебя проблемы — скажи мне, я точно помогу. — я так же плавно завёл руки к её спине, прижимая чуть слабее.
Мы стояли так довольно долго, тихо и спокойно. Каждый и не думал ронять лишних слов, а всё же, стоило обсудить это подробнее. Мы с ней… Как дети. Дети, которые хотят чего-то другого, но сами не знают чего.
Всё же, мы не могли стоять вечность. Девушка подняла на меня взгляд и улыбнулась, горько, я вижу в ней обиду. Странное чувство в руке, кажется, она онемела, холод довольно резко ударил по ней, стало тяжело.
— Хех… Элеонора, кажется, моя рука...- моя леди вздрогнула, набирая воздуха в грудь. Её лицо резко изменилось, из досады и печали, в шок и дикий испуг.
Хватка её ослабла, вернее она решила поменять место, плавно скользнув мне к груди, начиная сжимать ткань. Судорожно, резко, она начала выдыхать, пытаясь набрать как можно больше воздуха в грудь, попутно, падая на колени.
Бред, что вообще происходит? Её не хватает воздуха или… Я чувствую тепло на своей руке, немного поднимая её — я вижу кровь и кинжал… Что? Бред… Нет. В панике, я начинаю трогать её лицо, осторожно укладывая на землю, кинжал же просто бросил.
— Элеонора… Элеонора! — я зарубил её? Нет… Просто… Просто так получилось.
Она продолжает смотреть на меня, уже пустыми глазами. Умерла? Нет, это просто бред. Кровь уже расползается по балкону, её слишком много.
Что делать? Что мне сейчас делать? Кхм… Какого чёрта?
Я продолжаю потряхивать её и гладить по лицу, понимая, что она и правда умерла. Проклятье… Я не мог… Это как тогда, когда я встретил тех людей. Это обман?
— Разве...? — великодушный жест с моей стороны, этому наглому юнцу. Правда всегда видна.
Фантомный голос раздался у меня за спиной. Я чётко услышал эту фразу, но она… Была сказана не тут, не в этом мире. Резкий разворот подтвердил мою догадку. Людей нет, балкон пуст. Только я и тело Элеонор.
— Про… Нужно уходить. — что? Я сказал это… Как я могу бросить её тело и уйти? Я не убийца. Люди, что бегут — преступники, разве я совершил убийство?
Мои грязные руки поднялись сами, они полностью были в крови той, что я бесконечно любою и… Клялся защищать? Меня опять крутит, давление снова подскочило, а ноги начали подкашиваться. Я бегу… Вернее начинаю уходить, скидываю грязные перчатки и пиджак, что замарался.
Трус, убийца, больной… Нет. Хватит… Элеонора, это сделал не я. Голос, что прозвучал, ты слышала его? Это он заставил меня. Точно… Прости, мне нужно уйти… Я вернусь, честно, вернусь за тобой. Кажется, я начинаю реветь… Или просто трястись, моё дыхание сбито. Люди, все, кто был на том баллу смотрят на меня, они знают? Нет… Нужно бежать.
— Убийца! — я слышу выкрик, животный и злой. Уже?
Выход был так близко, а её тело уже заметили? Проклятье… Я остановился, плавно повернувшись, пустота. Зал был пустой, но мгновением ранее тут было столько народу. Что происходит? Опять, это опять те фокусы.
— Что...- невольно выговариваю лично для себя, пытаясь собраться мыслями.
Сейчас я снова проснусь у доктора в кабинете… Да. Я просто надышался у него травами, которые меняют сознание, галлюциногенные, если угодно. Конечно, это часто бывало, ведь так?
Улицы Гилнеаса всё так же пусты, темны и мрачны. Мне явно везло, ведь по пути я не встречал вообще никого.
В голове были образы Элеоноры… Изувеченный труп, весь крови. Горло, которое было просто откушено, как и часть щеки. Она лежит в этой ужасной позе, разведя руки. Глаза пусты, как стекло… Смерть забирает душу, это видно по глазам, но нет… Разве я делал это? Проклятье.
Я лишь ударил её в спину, не более. Почему так страшно? Хватит трястись, Мерхорн. Доктор говорил мне, что убийцы специально пытаются убедить себя в том, что они не виноваты… А их извращения над телами — ложь, но стоп. Я не убивал или убивал?
Нужно забраться в самое тёмное место, где меня не найдут, там я и попытаюсь собрать все свои мысли в голову, сейчас это просто не возможно.

59154f-big.png

Предыстория

Мои ноги продолжают медленно перебираться, двигаясь вперёд, желая скрыться. Глубже и дальше, как можно дальше. Темнее, там где мне спокойнее, там где я смогу вернуться, стать прежним. Я ведь… Нет. Хватит думать, просто продолжай идти.
Переулки Гилнеаса могут быть невероятно мрачными и тёмными, такое чувство, что пространства тут и нет, я лишь веду рукой по стене, что бы знать, когда останавливаться. Повернувшись, я не вижу ничего, как и спереди, только я и мои мысли, идеально место для раздумий. Плавно примкнув к стене, решаю сползти и сесть, это не так сложно, даже полезно, учитывая боль в ногах. Глаза… Мне нужно закрыть их и уснуть, очистить сознание. Это должно помочь.

— Элеонора Крофт… дочь Ганца Крофта. Убита на баллу магната Лаургена. — отдалённый голос, что так грубо разбирал мою любовь.
Сознание начало собираться в кучу. Открыв глаза я увидел ночь, вернее тьму, как в тот раз, без пространства и времени. Я спал? Или это ещё сон?
Двое мужчин стояли где-то в стороне, рядом с ними — тело Элеоноры. Всё они были полностью серыми и блеклыми, словно их души, что окрасились под натиском дождей Гилнеаса. Один из них, что-то записывал в книжку, другой осматривал тело девушки. По всей видимости, они не заметили меня, а я слабо понимал, где нахожусь и что происходит. Их голоса были такими же пустыми, кажется, я всё же не проснулся.
— Капрал, почерк тот же. Снова открывать архив? — молодой голос, приятный на слух.
— Чёрт. Я думал, что он решил сбежать навсегда. Ублюдок вернулся, хорошо, найдём его. — более грубый и суровый голос… Кто они вообще такие?
Немного в дали них была ещё одна тень, вернее… Мужчина, он был одев в чёрное, я вижу только его спину. Стоял он совсем неподвижно, но не долго. Мгновение и он делает рывок к этим двум мужчинам, лязг стали, и они трескаются как стёкла, одновременно. Не успев понять, что происходит, он повернулся ко мне, убирая свой меч в ножны.
Я не успеваю сказать хоть, что-то. Даже встать у меня не получилось, вернее я не успел, он прервал меня выстрелом своего мушкета. Резкий, быстрый и точный. Пуля попала мне в грудь.
Мгновенная боль охватила моё тело, выкрика не последовало, закрыв глаза я скалюсь и падаю.
 

Узнаёшь этот плоский, пустой, равнодушный зрачок?
Ты дрожишь, как дитя! Ты опять одинок!
От акульего взора свой взор оторвать,
Ты не в силах, как прежде! Опять и опять...

Тебя дурманит бездонный взор,
И ты погиб! Ты уже зачарован!
Но ты желаешь поймать мой луч,
Вкусить мою власть?
Посмотри ж на меня, чтоб пропасть!

Твой взгляд не дольше чем мой.
Иди ко мне, будь рядом со мной...
Иди ко мне, будь рядом со мной...

— Ты меня слышишь? Их осталось две… Вставай немедленно. Всего две! — знакомый голос, кажется, я в безопасности.
— Мер… Собирайся. Тебе нужно уходить, я не смогу покрывать тебя вечно. — мужчина продолжает трясти меня за плечи.
Все тело болит и ноет, а глаза стали невероятно тяжёлыми, мне нужно собрать все силы, что бы открыть их, собственно, так я и делаю. Взору открылось лицо моего учителя. Ларен обеспокоенно глядел на меня, ругаясь. Кажется, старик пытался выгнать меня… Ох. Голова кругом, нужно встать. Мои руки протягиваются к его вороту, крепко сжимая, он не особо против и даже помогает мне встать, пару раз ударяя по щекам.
— Она остановилась в таверне восточного квартала столицы. Быстро беги туда и найди её. Рыжие волосы, изумрудные глаза, ты точно узнаешь её на фоне других. Лицо улыбчивое. Проследи и сделай, что должно. — доктор крепко сжимает мои плечи и, можно сказать, толкает в сторону моего стола.
На столе лежали ножны клинка, странного вида мушке, стальной шлем и тёмные одеяния. Всё это выглядело максимально странно. Мои мысли так и не собрались в одном месте, хотя я уже знаю, что мне делать. Доктор всегда был умным человеком, которому я бесконечно верил, как и сейчас, он указывает мне верный путь, что изменит мою жизнь к лучшему и даст надежду на справедливость. Справедливость, которая только в моих руках. К слову о руках, я машинально начал собирать весь этот комплект на своём теле.
— Я собрал всю информацию о твоём случае. Скажу честно, я сам был в шоке, когда услышал про Элеонору, но не виню тебя. Ты когда нибудь слышал про магов отступников? Твой шёпот был вызван именно одной из них. Полагаю, ведьмы решили позабавиться и поиграться с не окрепшим разумом… Отвратительно, ты молодец, что справился уже с двумя, осталось столько же. Я пока не знаю где находиться последняя, но рыжая — Драйви Мейнстон, сейчас именно там, где я и говорил. Проследи её до дома, скорее всего, там и будет вторая. Мер… Я надеюсь, что они не убьют тебя, ты сильный, хоть и не самый хитрый. — доктор говорил быстро и чётко, буд-то приказывая мне.
Как всё сложно… Да, я начинаю вспоминать как убил двух девушке, скорее всего, доктор говорил о них. Всё-же, я чувствую себя пустым, но… Ах чёрт. Ладно, опять я надышался гадостями, которые дурманят мой разум, или тоска по Элеоноры ещё не пропала, вот и славно, она придаст мне больше гнева, который я выпущу на этих ведьм.
— Я понял. Постараюсь не проявлять себя. Хотя в такой броне это сложно. — говор мой холоден и строг.
— Этот доспех поможет тебе с магами, думаешь, я ради шутки собрал его? — Кафердроу немного озлоблен мои высказыванием, или же тем, что я не оценил его трудов.
— Конечно нет. Простите, я готов выходить, не стоит тянуть с этим. — сил у меня накопилось достаточно, я быстро выхожу из его кабинета, накидывая этот причудливый шлем, осторожно поправляя. 

3.pngИди к одной из тех, что забрала часть меня, как иронично.
Я желаю её смерти.
Как можно было забавляться чужой жизнью? Разве это не делает тебя монстром?
Я желаю лишь одного — справедливости.
Конечно, смерть этих женщин не вернёт мою Элеонору, но мне плевать.
Те кто забирают жизни, должны быть готовы к тому, что появится человек, который заберёт их.
Это вполне достойный размен, я полагаю.
Моё плечо поддерживает лишь один человек, мой наставник, я слепо верю ему и делаю то, что он считает нужным. Их смерть даст мне спокойствие, как думает он, разве я могу опровергать?
Мои мысли чисты. Клинок остр. Мушкет ровен.
Я готов.




Проливной дождь наконец-то показал себя. Теперь Гилнеас был цельным и полным, ясная картина, которая оставляла след на душе человека. Серый, мрачный, унылый, таким я видел Гилнеас, таким и стал я. Шлем издавал занятный звук, когда на него падали капли дождя, из под него вырывался пар, каждый раз, когда я выдыхал. Сегодня я вышел на охоту, уверен, что она будет удачной.
Восточный квартал всегда был людным место, сегодняшний день не стал исключением. Много пьяных и серых людей проходили рядом, они даже не видят меня, что играет в мою пользу. Трактир, именно туда указал мне Ларан. Добравшись до места, я вижу как из кабака выходят двое мужчин, вернее вылетают, разборки в таких местах всегда были обыденностью, зачем же уделять этому внимание? Я плавным движением подхожу к одному из них, взяв того за грудки, начинаю говорить. Спокойно, тихо, медленно.
— В таверне есть рыжая девушка с изумрудным взглядом? — я не желаю говорить больше. Только прямой вопрос, без добавления воды.
Мужчина был пьян, но мой шлем, видимо, заставил его отрезветь, хотя бы на малую часть, которая позволит ему выдать мне нужную информацию. Он начал бегать глазами и, что-то мямлить, рукой указывая в сторону выхода, я плавно перевожу свой взор туда, но пусто. Видимо, он хотел сказать, что она там, конечно.
— П-п-пустите. Там она, там! — его голос дрожал.
Слабо кивнув, мои руки разжимаются, от чего мужчина плюхнулся на мокрую и грязную землю. Он торопливо начал отползать, подтягивая свой плащ.
Осталось только ждать, терпения у меня много, так что план не может провалиться. Я плавно встаю под крышу, темный переулок, который сможет сделать меня менее заметным, с этой стороны вход виден более чем достаточно.
Она так близко, нас разделяет лишь время, которая для неё сейчас очень важно. Интересно, она подозревает, что доживает последние часы? Как бы она поступила, зная, что за ней пришёл я? Эти мысли подогревают во мне интерес, пальцы сами начинают постукивать по рукояти клинка. Да… Сейчас всё закончится. Я узнаю где последняя и смогу убить их всех. Может я и стану монстром, но всё ради Элеоноры...
Я не знаю, сколько стоял тут, но чувствовалось, что очень и очень долго. Нервы начинали сдавать, было желание просто ворваться в трактир и зарубить её, но нет. Я не настолько псих. Везение сыграло в мою сторону, опять. Девушка, что точно была той самой ведьмой, вышла. Она улыбалась и махала кому то на прощание, как смешно, это последнее, что увидел её друг или подруга. Ражая накинула капюшон и двинула в сторону домов, что опять же, удачно для меня. Выждав пару секунд — я пошёл за ней, осторожно и медленно, пытаясь скрываться в тенях этого города.
Девушка оглядываясь очень редко, полагаю, и не думала о своей безопасности. Хочу заметить, что дом, к которому она подошла, был не самым нищим, скорее всего, эти девушки имели большой достаток, раз смогли позволить себе поместье.

Кажется, это мой шанс, я знаю где их логово, а значит, могу напасть. Она должна быть не самым слабым противником, все же маг. Надеюсь, её подруга не решит выйти на крики, которые могут успокоить мою душу.

Рыжая почти была у порога, я решаю бежать, попутно, доставая клинок. Конечно, ведьма услышала и в мгновение обернулась, проклятье… Вижу как её руки начинают светиться фиолетовым, а сама начинала читать заклинание, нужно действовать быстро. Между нами было два шага. Клинок и рука, что была направленная на моё тело. Противник крикнул странное слово на другом наречии, я не понял, но итог был вполне очевиден. В моё плечо прилетает сгусток фиолетовой магии, он проживает мои одеяния, добираясь до кожи.

— Кх… Про… — я решил не договаривать, давая шанс клинику. Резкий и точный выпад, пробивает её грудь. Мне хватило одного удара, что бы завалить магессу на землю, отлично.

Она закричала, очень громко, даже необычно громко, меня оглушило, видимо из за шлема. Один удар по лицу прерывает этот вопли, я продолжаю бить её, совсем забывая, что вторая ведьма может быть дома. Собственно, это была ошибка. Из дома выбежала вторая виновница торжества. Чёрные волосы, темноватые глаза, странно, что я это запомнил. Вынув клинок из тела мёртвой рыжей — я ринулся к живой тёмной, она была умнее и опытные. Её руки так же засветились, но заклинаний она не читала. Как хлыст, девушка указала в мою сторону, с пальцев соскочила та же магия, но разила она более метко. Сгусток попал мне в лицо, вернее левый глаз, от чего я падаю на землю

Проклятье, она убегает! Я вижу это через дырку в шлеме, что прожгла ведьма, удачно, но он и правда помог мне выдержать хотя бы один выстрел её магии.
Если она уйдёт сейчас, мне нужно будет больше времени на её поиски, а если она покинет Гилнеас? Нет. Я должен прикончить её сейчас. Поднявшись на ноги, начинаю бежать за ней, попутно схватывая клинок, помещая того в ножны. Сейчас мне не достать её, да и ранения мешают, но у меня есть мушкет, конечно.
Нырнув рукой под плащ, я нащупываю кобуру, рывок и мушкет в моей руке. Строгий, ровный элегантный. Он великолепен, Ларан. Мои ноги сбавляют темп, а глаз закрывается. У меня одна попытка, что бы убить её сейчас, на месте. Выстрел! Громкий и по всей видимости, меткий. Она вопит, даже слышны ругательства в мою сторону, как занятно. В ответ же, в мою сторону прилетает та же магия, что была ранее, но мне везёт, она уходит мне за спину. Ведьма же прячется за угол дома, надеюсь будет без фокусов.
Забегая за угол, обнаруживаю лишь лужу крови. Как я и думал… Она смогла сбежать, видимо, магия и на такое способно. Чёрт, я опять допустил ошибку.
— Хорошо… найду тебя после, не так важно. — одёрнув плащ, ухожу к телу первой ведьмы.
Мушкет показался мне довольно эффективным оружием, почему я раньше им не стрелял? Упрятав его в кобуру, я дохожу до тела первой. На моё удивление, она жива, даже больше, девушка пыталась убежать, вернее уползти от меня. Потерять обе жертвы я не мог, так что решил вмешаться. Грубый, резкий, удар по её спине останавливает все попытки, тушит любую надежду на спасение. Прижав её к земле ногой, я начинаю говорить.
— Скажу честно, ты сегодня умрёшь. У меня нет желания задерживаться на долго, так что будь умной и скажи всё сразу. Куда могла пойти эта ведьма? — холодно и едва слышно выговариваю я, продолжая вдавливать жертву в землю.
Девушка начинала шипеть и постанывать от боли, пальцами сжимая землю. Крови было уже много, она касалась моих ботинок, марая их, досадно.
— О-о чём вы, господин отпустите меня… Что я сделала? — прерывистый голос, такой жалкий. Слёзы её не спасут, пусть продолжает.
— Нет! Мама… Помоги мне… — ещё один удар затыкает её. Она сделала свой выбор.
Склонившись, мои руки хватают её, переворачивая на спину. В её глазах лишь страх и безумие, как странно, я думал, что она будет сражаться до последнего, всё-же, мне будет легче. Сев на неё, я скидываю шлем, который так грубо испортили. Пусть видит лицо того, кто смог победить и забрать её жизнь. Рыжая плачет, что не идёт к её красивым глазам, которые скоро потухнут. Кровь вперемешку с грязью полностью испортили её волосы. Задыхаясь, она твердила, что то про свою мать и невиновность.
Продолжай, ты должна познать свою вину в полной мере. Сжатый кулак, резкий удар, я вымещаю на ней всю свою злость и обиду. Обиду за свою слабость, да и плевать, я найду их всех. Каждый удар провоцирует всплески крови. Каплями, они падают мне на лицо, грязная и порочная кровь, которая добыта чистым способом. Я доволен охотой.
Лицо рыжей превращается в обычное месиво из гнили и крови. Уставший, я поднимаюсь, вытирая лицо краями плаща. Чувство улыбки медленно наполняет лицо, какая прелесть… Это даже не конец, всё ещё впереди.
— Скоро я приведу тебе последнюю подругу, только жди. — надменная фраза, брошенная трупу, какая бессмыслица.


59154f-big.png15.pngТе глаза, что глядят сквозь плоть,
Те, что зрят, как уходит жизнь,
Не дадут обмануть себя,
Не сумеют уже любить.

Как любить пустоту и тлен?
Как ступить в это боль?
Изменяется даже Свет.
Мир исполнен сплошных измен.

Тот, кто видел однажды Тьму.
Никогда не поверит в Свет.
Всё, что свято, сошло на нет..
И глаза не солгут ему.

Как в часах ручеёк песка,
Сквозь глаза протекает свет.
Это свойство я украл,
И расплата уже близка!

Если встретил зверя — убей,
а убить не можешь — не тронь.
Ибо тот, кто прошёл сквозь Тьму,
тот уже во сто кратно сильней.

Тот кто видел, однажды Тьму,
Никогда не поверит в Свет.
Всё, что свято, сошло на нет,
И глаза не солгут ему.



— Так значит она сбежала… — учитель начал слабо кивать, складывая руки на груди, его недовольно взгляд бегал по моему лицу, вернее шлему.
Уже бесполезный, но очень дорогой для меня. Вещь, которая спасла моё зрение, разве могу выкинуть её так просто? Конечно нет. Лучше оставить её у учителя, как память о моей легкой победе.
Мы все так же были в кабинете, где и обсуждали дальнейшие действия. Он стал мне новым домом, ведь в старый вернуться я не могу. Местная стража и следовательское отделение во всю ищут убийцу молодых женщин, ужас. Жаль, что не могу доказать им свою невиновность, разве они станут верить в слова безумца, что зарубил свою любовь на баллу, да ещё и издевался на телом… мысли об это вызывают во мне лишь гнев, который будет направлен в нужное русло, благодаря Ларану.
— Мер… У меня есть предположение, куда могла бежать последняя. Ты ведь знаешь, что в наших землях есть лес, Тёмная Дубрава, что возле Грозового Перевала, так вот. Был слух, что там есть ковен ведьм. Если сложить наши факты — сделаем вывод, что она точно убежала туда.
— В этом есть доля истины, но если так, я не смогу справиться со всеми ведьмами, как мне убедить их в том, что я желаю смерти одной из их сестёр? — здравый вопрос, который сразу пришёл мне в голову.
— Скорее всего, эта девушка ещё не в лесу, путь не самый лёгкий, особенно, когда тебя подстрелили, да и она будет очень осторожной, зная, что ты идёшь. Если тебе повезёт — встретишь её в Грозовом, коли нет… Ступай в лес. Ради Элеоноры ты должен победить всех их. — доктор кивнул, осторожно хлопая меня по плечу.
Его взгляд был спокойным, но я вижу частичку печали, кажется, он и сам не верил в меня. Не удивительно, как такой мальчишка может разбить больше одного мага за раз? Да ещё и на их территории. Всё печально, уже нет шлема, который спасёт моё лицо. Хе… Как смешно.
— Любая стена может треснуть. Ещё раз простите за шлем и плащ, так получилось. — попутно этой фразе, я складываю весь комплект на его стол, осторожно поглаживая.
— Не стоит. Я сделаю тебе ещё один подарок, такой же, но менее выделяющийся.
— Вы добры ко мне, а я даже не знаю, как сказать спасибо… Если бы не вы, я бы уже был мёртв или гнил в тюрьме. — и это правда. Доктор много сделал для меня, а я для него — ничего.
— Доберись до своей цели, тогда и я буду рад. — он делает указывает на мой стол, снова. Там, как и в тот раз, лежал новый комплект брони. На этот раз не такой интересный, что сыграет мне на руку.
Сделав к нему пару шагов, я более внимательно осматриваю броню. На этот раз была треуголка, но укреплённая металлической маской. Чёрный плащ, закрывающий кожаную куртку. Кобура и ножны, всё на месте… Кроме клинка, который был на столе моего учителя.
Сегодня снова тяжёлый день, путь будет не самым близким, а преодолевать его на своих двоих — чистое самоубийство, мне нужен конь. К счастью, отец обладал собственной конюшней, у южных ворот.
Нацепив весь комплект, ко мне приходит чувство спокойствия и некой защищённости, странно. Развернувшись, я красуюсь учителю, улавливая его одобрительный взгляд. Его старая рука сжимала клинок, а после, протягивала мне. Кажется, это последний раз, когда мы видимся, и мы оба понимаем это, но я должен. Осторожно приняв клинок, укладывая его в ножны.
Слов не последовало.
Кафердроу последний раз пожал мне руку, перед моим уходом. Стены кабинета, лечебницы, да и всего Гилнеаса, всегда наполняли меня смешанными чувствами, тоска и стойкость, разве они могут стоять вместе? Полагаю, что да.
Покидать их так же сложно, но я вынужден. Выйдя на улицу, я снова застаю дождь, вероятнее всего — холодный. Двигаясь к воротам, ловлю себя на мысли, что людей опять нет, это стало обыденностью для меня, но всегда действовало на нервы. Медленная, плавная и ленивая походка, как же она приелась.
Холодно… Да, кажется опять чувствую холод. Вероятнее всего, это из за мыслей. Я уже смирился с тем, что могу умереть или вовсе стать рабом, ведь влияние их будет сильнее в Дубраве. Эмоций совсем не осталось, даже гнев пропал, как и тоска по Элеоноре. Я полностью чист от этой грязи. кандалы сброшены и я стал собой.
И вот, конюшня перед моими ногами. Там лишь один конь, на которого нацепили чёрную ткань, видимо, что бы обезопасить от возможных поездок под дождём. Оседлав его — я двигаюсь к цели. Нужно спешить, поэтому коню стоит постараться, легко дёрнув поводьями и дёрнув ногами, он срывается с места, быстро двигаясь к Перевалу. Я мало ездил на конях, но знаю, что это не нормальная скорость… Опять что-то не так. но я начинаю привыкать к странностям.
Время шло не правильно, вернее я его не чувствовал. По памяти, могу сказать, что путь из столицы в Перевал, занимал около дня, но чувство этого самого дня просто отсутствовало.


— Лучше бы ты сдалась ещё тогда. Могли бы не рвать судьбу и время, какая глупость. — я уже был на месте.
Увы, но не могу взять в лес коня, а мне бы хотелось иметь ещё одно живое существо, в этом проклятом месте. Кажется, страх начинает проявлять себя, как занятно.
Гилнеас всегда хотел спокойной и отдалённой жизни, но даже это место удивляет меня, оно хочет быть отдельным не только от мира, но и от королевства, на котором находиться. Грозовой Перевал, это имя дано не просто так, хотя я и не видел тут штормов. Всё-же, начиная осматриваться, в голову лезут разные картины, буд-то я уже был тут, но как то… Туманно. Скрип, что был слышен ещё в тот день, снова вернулся, он был не таким громким, но явно хотел вырваться. Напомнить мне о чём-то, стоит ли предавать этому значение? Полагаю, что нет.
Моя цель — Дубрава, стоит начать.
Старая рама, видимо, она символизирует ворота. Ворота в самое жуткое и мерзкое место, которое я когда либо видел, но стоит идти. Шаг, два, три, мои ноги набирают скорость, сами, хотя мне бы хотелось того-же, быстро закончить.
Лес и правда не обычный. Погнутые, неправильно растущие, деревья. Полностью чёрные, без каких либо листьев, они явно ломались под действием местной магии. Не менее больная земля, нездорово-серого цвета, на которой были лишь розы, да и те были слишком темны. Ужасный и густой туман, из-за которого мой взор тупился, но я иду… Он явно действовал на разум, или же я хочу так думать. Вокруг слышались различные выкрики, смех или вой волков.
Отвратительное место, понятно, почему такие как она нашли тут дом. Я не особо погружаюсь в раздумия, это может отвлечь от важных звуков. Рука на клинке. Спокойствие и внимательность, сейчас мне нужны было только это. Через пару минут ходьбы, туман стал чернеть, становился более густым, образуя вокруг меня простую пустоту, как и в те разы...Снова Бездна.


44.png16.pngТы возмужал, достиг ты силы.
Решил ступить на путь ты мести...
Я покажу тебе всю правду.
Увидишь сам и сам поверишь.

Стальная маска.
Для чего? Ты разве хочешь скрыть свой лик?
Мой дорогой, я знаю сколько дней ты плакал.
Решил ты бросить вызов самому себе...

Блуждать в сознании своём.
Бороться с самим собой.
Ты уже привык...
Но всё ещё не веришь.



Мальчишка ступил в последний бой, какая будет забава. Желая получить ведьму, он забыл о своё главном враге — сердце. Я могу влиять, играть с его чувствами, но не только это забавляет меня. Его сознание настолько искалечено, что внушить ему самые лёгкие иллюзии, не составит труда, а он всё так же ищет… Блуждает по тьме своего сознания и ищет эту ведьму, хорошо.
Я дам ему чего желает, пусть почувствует победу и… Снова оборву эту нить, но прежде, стоит напомнить о прошлом.

Щелчок пальца, и перед ним выстраиваются три образа. Двое мужчин и его Элеонора, уже мёртвая. Они осматривают её, ходят вокруг, делают смешные выводы. Молодой и очень амбициозный страж, всё не может настроить свои мысли, он уже видел подобное, но свыкнуться с такой мыслью не может. Ему жаль всех этих женщин, что пали от руки подлого человека в маске.
Опытный и уже старый капрал, который всей душой хочет спокойной жизни, но пока есть такие как ты, он её не получит.
И он… Стоит в стороне. Его сердце ломается от вида мёртвой любви, но всё же, он смотрит. Сила или слабость? Даже не знаю, но… Ах, какая ярость.
Решил сломать он их. Одним ударом превратить в осколки льда.
Но что это… Какой-то червь? Больной мальчишка, что весь в слезах, он наблюдает где-то в тьме, каков наглец, и что же будет делать наш охотник?
И вот, тот самый громкий выстрел, что разноситься эхом по моему дому, какая жалось, тот червь упал, одна лишь пуля… Ну хорошо, не стоит дальше его видеть, а лучше бы ему пропасть. Волнистый мах рукой, и он пропал, как всё легко.
Что-ж, мне стоит продолжать, и как же он будет смотреть на все другие сны?
Я погружаю его дальше, глубже чем тогда, пусть смотрит он повторно. 

divider-blood.png— Я хочу быть собой, а не продолжением отца. Мама, как ты не понимаешь? Разве я многого прошу? Одумайся… Разве он и не терзал твою душу? — я пытаюсь держаться, но слёзы явно норовят.
— Сынок, как ты можешь говорить о таком… Я немедленно скажу отцу, что ты заигрался в своей лечебнице. Прости меня, но если будешь продолжать — тебя могут...- она замолкает. Я вижу как ей больно, но мне намного больней. Почему она не может понять?
— Ты не понимаешь меня! Ты всегда была такой, как отец! Хватит с меня, я уже не маленький! — мой голос повышается до крика, и что-то щёлкает в голове...
Опять, я опять попался в твои игры!
Повернув голову, мне открывается человек. Больно похожий… Не важно, за его левым плечом стоит женщина, вернее красный туман, пытающийся держать женскую форму. Он пробивает грудь юноши, и тот в мгновение рассыпается на пыль. Проклятье.
— Я оказался сильнее! Даже твои фокусы уже не действуют. — мне вернулся прежний вид, в руке удачно оказался клинок, которым я разрубаю иллюзию матери.
Два смелых и наглых шага к тому самому туману.
— Яви себя. Кто ты?! 

Я — смерть и рожденье.
Я — взлёт и паденье
Я — мир и боренье.
Покой и движенье...
Я -то, что ты ищешь,
Чего избегаешь,
Я — то, что ты жаждешь
И что отвергаешь...

Походкой беспечной
Пришла ниоткуда -
Была я извечна
И вечно прибуду!
Какой меня видишь,
Такой к тебе выйду:
Погибельной страстью,
Любовью и жизнью...

Не счесть моих ликов,
Не счесть воплощений!
Предсмертный твой крик я
И стон наслажденья...
Блуждая во мраке,
Открой моё имя —
Какой меня видишь,
Такой к тебе выйду!

Сделай выбор, мучитель!
Только руку протяни!
Сделай верный шаг -
Покрывало подними!

Я — купол небесный,
Я — недра земли,
Молитвы святые
И смрадная бездна...
Я — мать твоя, Мерхорн!
Я — смерть твоя, Мерхорн!
Соперник и недруг,
Сестра и невеста!

Прочти эти знаки,
Что я начертила -
Со смутного лика
Сорви покрывало!

Во мраке бессилен,
Клинок убийцы невинных -
Познай свою гибель,
Познай своё благо!
Меж страхом и верой,
Надеждой и крахом,
Один только выбор,
Один только шаг твой!

Сделай выбор… Убийца.


1-2.png


Конечно… Я снова тут, в этом мире, который мне родной. Опять пытаюсь победить себя. Она все так же предлагает выбор, но сделать его стыдно мне. Так много раз я приходил, так много раз и умирал. Её нельзя мне победить, но разве это повод, что бы сложил я меч? Конечно нет.
Я снова оттолкну её назад, пусть знает, что врата мои. Печать поставлена опять, и снова я могу уснуть. Мы оба глупцы, идущие к цели своей. Всё-же… Кто из нас сильней? Разве не я владелец, хозяин мыслей своей? Почему вынужден сражаться с тем, кого не знаю. Чьё имя сокрыто от меня на веки. Моё сознание должно сломаться, тогда погибну я, тогда погибнет и она, так разве это не конец? Хорошая концовка, полагая.
Как бы не так, убить себя я не готов, зато убить её — легко.
Я делал это много раз, готов ещё раз.
Сегодня я вернулся к силе, что так отважно хочет убежать, иль поглотить меня на веки.
Нет, я не готов вот так сдаваться. Пусть пытается, как и пытаюсь я.
Мы оба дети… Что заплутали в своих желания.

Скинув маску, понимаю, что я лишь тень, как и она. Что-ж. начать сражение не поздно, она бежит, какая слабость, всегда так делала, будет ли день, когда смогу её достичь...?
Опять та ведьма, за которой я охотился, её образ навсегда останется в глазах. Один удар и она прах. Призвала мать, к которой нет у меня скорби, лёгкий взмах, она как лёд распалась на глаза. Вторая Элеонора, опять иллюзия, какая грубость, мне нет к ней сожаления. Выстрел моего мушкета очищающий, он даст свободу мыслям, но лишь на время.
Призывай их всех, хоть сотню, они не нанесут урона мне.
Только твоя рука! Только мой клинок!
И вот, мой путь расчищен. Она стоит передо мной, множество ликов, множество воплощений, но я гляжу в суть её души. Она черна, гнила, и так порочна. Так пусть получит своё.


59154f-big.png
Здравствуй мститель, убийца мыслей своих.
Наконец ты пришёл, полагаю — за мной?
Я уж думала, может наживка не та?
Но ты всё же пришёл и открыл мне врата!
Похвально, да-да!
Я могла бы уйти и одна, оставляя тебя в темноте,

Но дарю тебе место в тени, у подножья трона.
Кем ты был забудь, отныне ты моя тень!
Так последуй за мной, в королевство, что мне уготовал.
Иди ко мне… Стань рядом со мной...
Иди ко мне… Стань рядом со мной...

Иди!

Я пришёл сюда не искать подачки
И твоим слугой никогда не был.
Следовал только своей задаче —
Во Тьму сошёл, что бы сделать подвластным разум.
Да, я верил тебе до срока,
С тем лишь, что бы быть всё ближе.

Тот, кто видел однажды Тьму.
Не сумеет её забыть.
Он слугой ей не сможет быть
И глаза не солгут ему.

Не с моего ли голоса поёшь эту песню?
Но я пока хозяйка тени своей!
Ничтожество Мерхорн, займи своё место
Здесь, в царстве раздумий! 

divider-blood.png
Конец...?
Опять...

Дополнительно

— Приятного, цветочник. Только не задерживайся, у тебя нет такой привилегии как время, тем более у нас, нам нужно поспешить обратно в Андорал, пока не стало еще омерзительнее. — Винсент смотрел мне в спину.
Каждый раз это вызывает у меня чувство лидера, что странно и не очень приятно. Я продолжал собирать различные корешки и растения, опираясь лишь на запах, хотя, ромашки всегда были у меня в приоритете.
— Нет. Не все. Мне нужно заново наполнить сумку, я по другому не могу. Прости. — мой взор привлекает лилия.
Красивая и хрупкая. Медленно я склоняюсь на колени и начинаю любоваться ею. Тонкая и такая элегантная, словно женское тело, которое прикрыто вечернем платьем, но так кокетно показывает оголённые плечи, явно хвастаясь ими. Не спешно, медленно и аккуратно, прикладывая к ней ладони, как бы к щекам девушки, которую я бесконечно люблю и буду любить.
Время-же, пролетело быстро, а недовольный крик Винсента раздался остро и резко.
— Хватит уже, это тебе не искусство, что бы так любоваться им. — он снова оглядывает, желая найти что либо.
Мои руки осторожно срывают цветок, укладывая в сумку. — Да. Ты снова прав. Идём. — медленно поднялся, поправляя сумку. Уверен, что мне этого хватит, да и смогу купить нужные в одной из лавок Андорала.
— Люблю лес. — бросаю в него фразу, которая была легка и тепла, странно, особенно для меня, но я чувствую спокойствие тут.
Мы шагаем не торопливо, мой взор бегает, улавливая каждую нотку этого самого леса.
— Спокойно тут, да и нет людей, много животных, которые не самые жестокие, не все, конечно же. Птицы тоже красивы, как и их глас. Если бы я не люблю работу — жил бы в лесу. — слова звучали не так громко, но Винсент явно ловил каждое из них, намного хмурясь и косо поглядывая на меня.
Я понимаю, что говорю сам с собой, да и такие слова… Я позволил себе слабость, но слабость эта скрыта, только доктор и Мерхорн. Лес отвечал на слова юноши, краткими звуками, где-то треск веток. Пение птиц, даже слышен ручей, хоть и слабо. Запах, Свет, запах и правда хороший, я бы точно отдал всё, что бы забрать его с собой, а точно… Так и сделал. Покосился он на сумку, позволяя себе легкую улыбку.
— У тебя глупая улыбка, Мерхорн. — Винсент пожал плечами, начиная смотреть вперёд, шагая где-то с боку от меня.
Не особо обращаю на него внимание, продолжая осматривать лес. Чувствую, что не хочу покидать его или хочу привести сюда то, что люблю.
— Ты обманываешь людей, своим видом. Где же такой взгляд, когда ты говоришь с людьми, предлагая свои услуги, хочешь, что бы всё делал я? Обычно, тебя можно увидеть в поникшем виде. Я знаю какой ты, Мерхорн, какой ты настоящий. — его слова ударяют меня, слово плети. Правда, он знает меня, но уже наигрался. Знает, как привлечь внимание.
— Ты слабый, хочешь спокойной жизни без нашей работы, но ты не можешь. Раб, я бы так сказал. Как смешно смотреть на тебя, когда ты среди людей, пытаешься найти друзей или клиента. Тебе это отвратительно, но ты терпишь, ведь должен. О, а эти сладкие слова о прошлом, ты ведь пытаешься не вспоминать, хотя оно тебе и не противно. Многое ли дал тебе Гилнеас и семья? Воспитание, ты пытаешься быть осторожным в словах, оскорбление от тебя услышать сложно, но ты хуже. Смыслом речей, ты показываешь им своё место, как коварно, мне даже нравиться. Дожди этого места сломали твою душу, но не только они, кажется ты там выполнял работу. Молодец. — улыбка, эта ехидная улыбка, которую он так часто показывает мне, когда пытается унизить или показать насколько я жалок, люблю её.
Странно… Всё же, мне льстит, что он так много говорит о мне, стоит отплатить тем же, но не сейчас.
— Рогатый, ты ведь не любишь людям боль причинять, от крови тебя вообще воротит, так зачем мы занимаемся этой работой? Ты просто бегаешь за мной и помогаешь, ведь так? Ха-ха, а когда ты пытаешься помочь людям с этим лицом трупа, зачем тебе это? — я слушаю его, пытаясь понять, прав он или нет.
Немного погодя, увожу взгляд от его губ. Он прав только от части, да и наверное, знает это, просто хочет разозлить. Странно, ведь он знает, что это невозможно. Зачем я продолжаю работать. Я хочу работать, получаю от этого удовольствие, не могу жить без этого. Разве я так плох, если предан делу? Нет. Брови опять хмурятся, а я выдаю фразу.
— Тебе плевать на всё это. Зачем отвечать? — и это правда, мы оба знаем это. Западные врата Андорала… Нужно купить пару вещей, хорошо, что кузня имеется. Мы шли довольно медленно, но уже прибыли. Отлично. Сумка набита, а слова пропали.




Яркое солнце продолжает давить на глаза, а я чувству, как ноги сильно устали, но нам нужно закупить припасов и снаряжение. Винсент решил набрать еды, а я, собственно, оружие и подобные вещи… Ох. Как я не люблю всё это, он знал это и послал, молодец, куплю ему ржавую вилку, пусть сражается. В кузне все так же кипит работа, чувствую себя неловко, страх людей, нужно перебарывать. Захожу внутрь, всё довольно мило. Вижу мужчину, который, по всей видимости и будет торговать.
— Добрый день! Купите мои товары, самые качественные и лучшие! Металл, который сравним со святосталью! — его голос довольно приятен мне, я делаю шаг, начиная осматривать его " товары".
Всё же, Винсент сказал, что именно нужно, но я хотел бы посмотреть всё, деньги имеются. Выбор не такой и большой, но всё же, я замечаю меч. Он красивый и тонкий, видимо, его чистили каждый день. Черные узоры на белой стали, он явно приглянулся моим глазам.
Я издаю лёгкий хмык, протягивая к тому руку, вернее палец, провожу им по стали и...
— Эй! Не трогать, только смотреть! — рефлекторно мой палец уходит, а я прихожу в себя. Нет. Меч мне не нужен, я просто не владею такими навыками, да и они слишком тяжёлые для меня. Стоит отдать должное, он красивый.
Плавно оглядываю всю витрину, примечая кинжал.
— О, кинжал приглянулся, оцени его вид. В моей лавке всё красиво, да и такому как ты он подойдёт. — Поднимаю взгляд на продавца, после, снова на кинжал. Да, верно, такому как мне он будет в пору, но и им я не владею, нужно быть очень ловким и сильным, что бы вгонять такое прямо в человека, не, я не настолько псих.
Кинжал выполнен в обычном стиле, хотя рукоять, кажется, из особой кожи, точно не могу сказать.
— Не понравился? Хорошо, тогда вот. — он делает шаг влево, я за ним. Его рука указывает на топор.
Не самый большой, видимо, такие обычно бросают, мой взгляд долго на нём не держится. Отрицательно мотаю головой и продолжаю осматриваться. Лук. Как занятно видеть его в кузне, но всё же. Моё детство прошло в охоте, а тут такое… Странно, ведь я худший стрелок из этой деревяхи.
— Лук слишком тяжкий для тебя? Тяжело тетиву держать? Хорошо, тогда вот. — снова он двигается, но теперь менее быстро .
Палец показывает мне арбалет, довольно маленький, видимо, одноручный, прям для меня. Снова воспоминания из детства, на охоту я ходил именно с арбалетом, ужасно, какой идиот вообще будет ходить на волка с арбалетом? Видимо я.
Взгляд такой же холодный и пустой, я нагрубил и продавцу, который отлично выполняет свою работу, ужас.
— Арбалет тоже не нужен? Какая жалость, молодой человек. Тогда, вот вам самое лучшее, что у меня есть! — мужчина нырнул под прилавок, после, достал маленький сундук, если его вообще можно так назвать.
— Мушкет. — он открыл его, правда, там был мушкет.
Склоняя голову в бок, осматриваю его. Хм, занятно, он явно выкупил его, такое в кузне нельзя сделать. Работа Гилнеаса, это тоже видно.
Моя рука тянется к нему, затем, крепко сжимает, а глаза начинают изучать. Продавец лишь наблюдал за мной. Не такой тяжёлый, красивый, этого не отнять. Два заряда, даже есть место под штопор, занятно. Я прокручиваю его в руке, укладывая обратно.
— И это не нужно? Зачем вы тогда вообще пришли, молодой человек? — он растерян и удивлён, начиная немного злиться. Его товары хороши, но не все нужны мне. Я лишь тяжело вздыхая. — Мне нужна дубинка, 30 сантиметров, железное укрепление на конце. Самая дешевая, что у вас есть. — он опешил ещё больше.
— Хорошо, вот. — мужчина достал дубинку, по описанию подходит. Я скидываю ему пару серебряных и забираю ему, медленно удаляясь из кузницы.
— Оружие-оружие… Я привык решать свои проблемы словами. Винсент, видимо, так не думает, хотя, он прав. Для работы всегда нужна подобная вещь. — уложив " оружие " в сумку, я вижу доктора, который выходит из таверны.
Он так же улыбается, хлопая себя по рюкзаку.
— Рогатый! Я всё купил, мы можем уходить от сюда. Вижу ты тоже. — я слабо киваю, одобряя его слова.
Мы осматриваем людей, что проходили рядом, я… Скучаю, они не подходят. Всё же, мы не пялимся, а медленно шагаем в сторону площади.
— Я должен купить пару книг и набор для медицины. Денег осталось уже не так много. — говорю по делу, ведь денег за прошлый заказ нам дали не так много, но медицина нам нужна, я ведь не смогу сделать всё из травы. Хотя, было бы не плохо.
— Хорошо, тогда мы будем есть воздух, ты не против? — Винсенту было плевать, он всегда соглашался с моими затратами, как и я с его… Ладно. Андорал место красивое, а наши слова его портят.




Скрип. Резкий и острый. Я не понимаю, что происходит, вокруг люди и их очень много, все они открывают рты, но я не слышу слов, лишь этот скрип. Паника начинает давить на меня, а Винсент спокойно идёт, мои ноги подкашиваются, а я сбавляю шагу.
— … — Доктор снова открыл рот, но я не услышал слова.
Страшно. Я чувствую страх. Увожу взгляд к рукам, который опёрлись на асфальт дорог Андорала. Сердце начинает биться сильнее.
— Иди ко мне, будь рядом со мной... — опять она.
Её голос туманный, он приятен мне, так нежен и добр. Пару мгновений и начинаю приходить в себя. Конечно, так часто бывает. Скрип, всё же, не прекратился, но стал заметно тише.
— Ганс! — я слышу. Слышу голос Винсента, хорошо, спасибо.
Он помог мне встать, протирая мои щёки.
— На нас смотрят, Ганс. — я слабо киваю ему, поправляя свою сумку, как то панически поглядывая на место, где валялся ранее. Отвратительно.
— Прости. — на выдохе говорю эту фразу, она мне приелась.
Люди вокруг меня так же издают скрип, но я слышу его, только когда смотрю на них. Они серые, пустые, мерзкие. Стараюсь смотреть себе под ноги, собирая мысли. Всё же, я привык к такому или нет? Сейчас сложно вспомнить, каша в голове.
— Хватит. Я вижу лавку алхимика, давай туда. — он берёт меня за руку, довольно крепко, начиная вести за собой, я же, не особо против.
У лавки намного меньше людей, чем на площади, меня это радует. Мысли полностью вернулись ко мне, чувствую приятный запах различных трав, очень хорошо.
Алхимик варит прямо тут, свежие ингредиенты.
— Заходите. — его голос холоден и немного оскорбителен, вернее тон.
Винсент остался у двери, позволяя выбрать мне. Продавец не решился подойти ко мне, лишь глядел, изучая. Его лавка довольно приятна. Целый дом, я бы сказал. Мне нужны склянки, они должны быть… Конечно. Шаги плавные и медленные, я подхожу к витрине, где и были нужные мне бутылочки. Штук десять мне должно хватить.
— Пять пробирок. Пять колб. — Алхимик кивает мне. Начиная двигаться в мою сторону. Доставая скляночки, осторожно укладывал в ткань каждую из них.
— Двадцать пять серебра. Полагаю, варить у вас есть где, не интересует дополнительные столы алхимика? — в его глаза появляется интерес, как и в моих. Алхимия довольно полезна для меня, овладел я ей, пять лет назад, если не путаю.
Различные зелья для регенерации клеток тела, так же Тролья Кровь. Снотворное, без которого я не могу спать. Духи, это конечно не так полезно, но я люблю их, хотя и не пользуюсь. Даже смог сделать воду, которая полностью убирает запах, название так и не дал… Да и зачем. Яды, да, их я тоже варить умею, но явно не пользуюсь, да и зачем?
 — У меня нет дома, что бы варить зелья на вашем столе, простите. — я даю ему вполне спокойный ответ, которые не должен нагрубить. Всё же, глаза потухли у нас двоих.
— Хорошо. Это всё, что вы хотели купить, может, вам нужны зелья? — я отрицательно мотаю головой.
— Спасибо, но нет. У вас есть книги с рецептами? — мужчина вздыхает, направляясь на второй этаж, вернулся он с двумя книжками. Одно синяя, другая красная. — Вот. Две, могу продать за серебро. Тут яды, тут вспомогательные. — он даже не показал, что в какой, занятно. Всё же, я протягиваю ему двадцать шесть серебра, забирая всё необходимое.
Выхожу с некой печалью, я бы хотел побыть там дольше, а вынужден наблюдать за солнцем Андорала и его людьми, от которых мне плохо.
— Я хочу зайти к травнику. — Винсет молча кивает мне, опять поправляя хвост.
Мы довольно быстро находим его лавку, которая была беднее, даже не дом, а палатка.
— Я куплю редкие травы, которые сам найти не в силах. — эта фраза была прощальной, доктор снова остаётся на улице, пусть так, мне даже лучше.
В лавке стоит молодая женщина, карие глаза, даже не так… Что-то золотое в них есть. Я сразу подмечаю это, начиная изучать лицо. Очень грубо и нагло, но не могу себя исправить, она, видимо, занята цветами, так что не обращает на меня особого внимания. Красивая… не знаю, сказал ли я это в слух или нет, но я определённо так считаю. Я делаю шаг, открывая рот.
— Простите. — фраза, которую я говорю довольно тихо, скромно. — Я могу купить у вас Поцелуй Зимы? — девушка испуганно вскрикивает, пятясь назад, она явно не заметила меня.
 Медленно, она приложила пальцы к груди, начиная восстанавливать своё дыхание, улыбка появилась немного позже. — Цвет очень редкий, господин, но я продам его. Пять серебра, вас устроит эта цена? — моё лицо проявляет скуку и усталость, но я пытаюсь показать ей улыбку, тщетно.
— Устроит. — я протягиваю нужную сумму, укладывая монетки на стол. Мимолётны интерес, не более, Мерхорн. Она лишь похожа, но это не она. Я пытаюсь убедить самого себя, какой стыд.
— Тебя дурманит бездонный взор, и ты погиб! Ты уже зачарован! — опять. Фантомный, призрачный, прозрачный голос раздаётся где-то позади меня. Она… Поёт. Тянет каждое слово, смакуя и наслаждаясь этим. Холодно, она пытается вызвать у меня страх, но зачем? Я знаю ответ…
— Вот. — тишина. Резкая, но приятная. Девушка протягивает мне ткань из которой торчат нужные цветки. Я вздыхаю, укладывая их в свою сумку.
Собирать травы интереснее, чем их покупать, именно этим я занимался, когда ходил на охоту с отцом, я был ужасным сыном. Всё-же, я считаю себя опытным травником. Если бы «Поцелуй Зимы» рос в этих землях — я бы и не стал покупать его. Солнце снова ударяет мне по глазам, как только выхожу из палатки, грубо, я даже не попрощался с девушкой.
— Цветы стояли не так много, мы можем идти в лечебницу. — доктор хмуро окидывает меня взглядом, понимая, что я опять слабый. Верно, лик более болезнен, чем всегда.
— Ты прав… Опять должен уходить с ней. В городе это происходит чаше, чем за ним. Прости, идём дальше. — Винсент пожимает плечами, двигаясь за мной.

Скрип полностью ушёл. Слова людей начинают быть более чем понятными, но я не вникаю в их смысл. Лечебница находиться в ужасном состоянии, я даже представить себе не мог, что Свет способен выгнать обычную медицину, но ладно. Ведь не я это сделал.
— Можешь зайти со мной, оправдывай свою имя, доктор Винсент. — позволяю себе лёгкий укол в его сторону, впрочем, ему так же плевать. Мы оба заходим в лавку, которая… Ужасна. Один старик, который даже сам себе помочь не может, а продаёт такие полезные вещи. Мне нужен лишь набор для шитья и пару бинтов. Собственно, это единственное, что у него есть.
— Простите, желаем купить набор первой помощи. Сколько с нас? — старый усталым и хриплым голосом отвечает.
— десять серебра… Юноши. — Винсент быстро отстёгивает ему столько, сколько нужно серебра. Я забираю набор, смотря на старика… Жалостно и скромно. Свет, ты лишил одного человека работы, а может и больше, как жаль, что мы не сочетаем оба этих умения.
Медицина, как много прекрасного в этом слове. В своё время, я пытался изучить анатомию человеческого тела. Знаю как проводить сложные операции по извлечению повреждённый органов, правда, человек умирает, если такое проводить. Считаю себя очень опытным в этом, перевязка и зашивание ран — пустяк. Бандаж и подобные приспособление — тоже легко. Даже не знаю, на что я не способен, хотя… Свет всегда будет сильнее. Ещё в Гилнеасе, у меня был личный учитель, который, к слову, был одним из опытных медиков, по моему скромному мнению, я намного хуже.
— Мерхорн, ты бы хотел открыть свою лечебницу? — Винсент, видимо, устал от тишины, так что решил разбавить скуку словами.
— Нет, не хотел бы. — я отвечаю коротко, у нас осталось ещё одно дело, а он забыл.
Какой ужас, хотя… Я забыл сколько у нас денег, так что, стоит подумать над этим. Лавка портного, как чудесно, она оказалась прямо на против.
— Ткань. Я хочу сшить нам одежду, денег на обычную слишком мало. — доктор кивает мне, а я захожу в эту самую лавку. Она довольно цивильная, красива и чиста. Ткани много, различные цвета и качество материалов. Я подхожу к портному, указывая на свою рубашку.
— Такая ткань мне нужна, довольно много рулонов. — портной кивает мне, а я замечаю забавные усики на его лице, тонкие и занятные. Может такие же отрастить… Нет. Ужас. Он быстро убегает в другую комнату, а через мгновение, выходит с нужным количеством ткани.
— С вас два серебра, полагаю, вы хотите перепродавать? — Я отдаю ему серебро, забирая ткань. Отвечать не имею желания, устал. Этот город пожрал мою энергию, а мне она ещё нужна.
Мы с Винсентом выходим, уже вечер, а я даже не почувствовал, что мы ходим целый день, странно.
— Рогатый, ты не хочешь зайти в Собор Света? — я ос
тановился, вопросительно глянул на Винсента. Свет? Хм...


Автор: Ozir Создано: 22 окт. 2018 г., 10:22:53 Обновлено: 15 дек. 2018 г., 21:40:17

Комментарии пользователей

  1.    Ozir 16 нояб. 2018 г., 19:29:07  

    Закончил.

  2.   Убийца клятых эльфов Kruger 16 нояб. 2018 г., 22:46:52  

    крута

  3. Я столько в жизни не читал

  4.   Он же Dworfius Nopodyebimiy 17 нояб. 2018 г., 22:30:24  

    Пока не дочитал, но однозначно лайк. Уважаю пишущих квенты, люблю их читать и писать. Оставлю полный комментарий когда прочту полностью.

  5.   Ученица Ottomory 20 нояб. 2018 г., 21:58:59  

    Это.Очень.Круто.
    Даже не жалею тех двадцати минут, что потратила на прочтение.

  6.   Твоя мать veskravn 21 нояб. 2018 г., 2:02:21  
    Не с моего ли голоса поёшь эту песню?
    Но я пока хозяйка тени своей!
    Ничтожество Мерхорн, займи своё место
    Здесь, в царстве раздумий!

    Мде, Рейстлин уже не тот.

  7.    Ozir 15 дек. 2018 г., 21:28:57  

    Спасибо Kaydene. Пуся, ты просто молодец.

    •   Неуровновешенный Kayden 15 дек. 2018 г., 21:29:44  

      О, да я стал пусей! :)


      Ну а если серьёзно, всегда пожалуйста. Так же (от своего имени :3) Скажу спасибо AcoStar, Simbirsk, Hestia. По порядку.

      Acostar: Сий господин создал чудесную памятку по CSS кодам, где объединил всё, что имеется известным на данном сайте с неизвестным, в более простой форме. :)

      Simbirsk: Данный человек, жаль что покинул проект, один из первых, кто создал руководство об оформлении анкет. Фундамент был заложен именно от него.

      Hestia: Морверон до Стара сделал упрощённую памятку, но она была не полной. Но так или иначе, была упрощена. И все могут догадаться, что простоту оформления закрепил г-н Acostar, что был упомянут выше. :)

ВОЙДИТЕ НА САЙТ, чтобы оставлять комментарии.